Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Дэвид МАРПЛС: "Поздравляю тебя, Украина"

Куликово Поле: жизнь после 2 мая

№24(702) 13 — 19 июня 2014 г. 11 Июня 2014 4

В прошлое воскресение было 40 дней после трагедии 2 мая. Как жить после этого ужасного дня? На этот вопрос ищут ответ многие одесситы и не очень-то находят. Речь, конечно, о тех, кто потерял на Куликовом Поле родных, друзей, просто близких по духу людей, а не о тех, кто писал 2 мая горделивые сообщения о победе над «сепаратистами». 

Активисты и словенский флаг

С одной стороны, многим приходится скрываться, и давление со стороны властей (силовых структур) более чем ощутимо. С другой — устами Никиты Михалкова озвучивается призыв «доказать, что вы русские» и, видимо, что-то такое сделать самим, без помощи таких русских, как сам Никита Сергеевич, которым не нужно никому ничего доказывать. 

При этом киевская власть и ее одесские наместники отказываются признавать за горожанами право на легальный протест, по сути подталкивая их к какому-то иному сопротивлению. 

Тех, кто организовывал зачистку Куликова Поля, наверное, порадовали митинги, которые проходили у Дома профсоюзов во второй половине мая. 

Людей было действительно немного, совсем не то, что раньше. Счет пошел не на тысячи, а на сотни, если же брать организаторов. то их уже почти всех и «взяли». Сейчас с этим просто, достаточно какой-нибудь «неподобающей» символики. Например, лидер известного в городе гражданского объединения «Дозор» Алексей Чмырь после митинга 18 мая был задержан за надпись «Новороссия» на свитере, к счастью, к вечеру его отпустили. Задержали так называемые «новые милиционеры», вероятно, как выразился сам г-н Чмырь, это были «нукеры Коломойского».

«Рупор» нового губернатора Игоря Палицы экс-журналистка Зоя Казанжи не постеснялась отписаться в соцсетях, что «задержали человека за российский флаг». Их г-н Палица своим устным повелением запретил накануне 9 мая. Законодательная поддержка таких инициатив в наше время ни к чему.

Надо сказать, что в ходе того митинга на Куликовом Поле было совершено очередное страшное и циничное преступление. Какие-то люди помахали собравшейся толпе бело-сине-красным триколором из окна Дома профсоюзов. Надо было видеть реакцию на эту новость в соцсетях, если вкратце, то проукраинские граждане спрашивали «колорадов»: «Вам мало?» Ну и многие, конечно же, изъявляли желание идти и опять учить непонятливых «куликовцев» уму-разуму. 

Правда, флаг этот был не российский, а словенский. Он ведь отличается только гербом в крыже. Так что одесситы слегка потроллили националистическую общественность, ну и заставили ее лишний раз проявить свою сущность. Ведь свое «Вам мало?» они сказали сразу же.

«Почему флаг Словении? Идея простая, — считает г-н Чмырь. — Даже самый «упоротый» сторонник нынешней власти не сможет придраться к флагу Словении, потому что с ней он еще пока не воюет. Те, кто вывешивал флаг, проявили одесское остроумие, для всех людей на площади это был флаг России. И когда его вывесили, все закричали «Ура» и «Россия». А для СБУ это флаг Словении».

Но только ли панславянские знамена и слово «Новороссия» на свитере являются причиной нежного внимания правоохранительных, как их издавна принято называть, органов? Вовсе нет, само существование митингов на Куликовом Поле и людей, желающих их проводить, — достаточное основание для работы репрессивной машины. Это лучше всего иллюстрирует борьба, которую ведет одессит Артур Григорян.

Артур — приятный, интеллигентный человек, хорошо известный в среде одесских игроков «Что? Где? Когда?» Знакомые, как правило, начинают характеризовать его со слова «добрый». 

Бунт простого человека

Естественно, сейчас активисты Куликова Поля испытывают серьезный дефицит лидеров. В этот сложный момент, когда многие сидят, скрываются или даже погибли 2 мая, Артур Григорян решил подхватить выпавшее знамя. Он стал инициатором создания общественно-политического движения «Куликово Поле». Провозглашалось намерение выражать свой протест по возможности легально, с бюрократической выверенностью. 

Нельзя преувеличивать возможности Григоряна с соратниками. Это бунт простого человека, такого, как ваш знакомый по работе или сосед по лестничной клетке. Я принесу колонки, а Лена — георгиевские ленточки, а тетя Оля — термос с кофе. Например, выступая на одном из майских митингов, Артур спрашивал, можно ли оставить аппаратуру у кого-то, кто живет неподалеку, а то нести ее из камеры хранения на вокзале далековато.

«Я был в обладминистрации на какой-то лекции, и мы сидели напротив самых ярых евромайдановцев, которые сейчас у власти, Зои Казанжи и других, — рассказывает Артур Григорян, — я им говорил: «Да, мы, можно сказать, враги, дошло до такого, но все равно надо договариваться, даже в Сталинградскую битву в минуты затишья с первого этажа на третий русские солдаты подавали немцам воду в обмен на сигареты. Поэтому я и говорю, пока есть возможность не стрелять, давайте договариваться о правилах поведения. Затем я был на «круглом столе» в Николаеве и выступил перед нашими политиками, сказал: «Если вы хотите заморозить протестные выступления и если вы считаете их искусственными, то это хуже чем преступление, это ошибка, сколько еще вы будете ошибаться?»

Итак, ОПД «Куликово Поле» — за мир и за дипломатию. Казалось бы, в интересах власти то же самое, особенно с учетом всего того, что она натворила в Одессе. Но вот какие «правила поведения» предлагаются даже абсолютно мирным и ратующим за диалог оппонентам.

18 мая Артур Григорян, как и Алексей Чмырь, провел в застенках. Только он там оказался еще до митинга, а так как с ним была та самая аппаратура, которую не у кого оставить, — получился серьезный удар по организации мероприятия. Пригласили в Приморский РОВД на 15 минут, а продержали целый день. 

Намека Григорян не понял, провел следующий митинг на Куликовом Поле, а уже через несколько дней написал в Фейсбуке: «Вот и до меня добрались ласковые руки майдана. Сегодня подъехали под видом милиции двое молодцов, долго пытались усадить меня в машину для разговора, а поняв, что я не сяду, — банально начали избивать на глазах матери. Машина, естественно, была без номеров. Но лица я запомнил. Рад, что вступил в непосредственное соприкосновение с врагом. Злее буду. За правду получать тумаки не зазорно».

После этого Артур еще несколько раз побывал в РОВД, в том числе привозили его туда насильно. А с 31 мая он перестал отвечать на телефонные звонки — пропал до вечера 8 июня. Как выяснилось позже, определенные люди решили не рассчитывать на сознательность Григоряна и изолировать его от Куликова Поля силовым путем. 

«Надели мешок на голову, побили, отвезли куда-то за город и держали у батареи на цепи, — рассказал активист, — получил 200 часов экстрим-тура. Говорили: «Едем тебя убивать на лиман».

На деле бандиты оказались не такими уж суровыми, кормили неплохо и даже один раз угостили Артура шашлыком. Желающие сравнить этот эпизод со знаменитым «ухом Булатова», могут увидеть разницу: одесский активист не пытается демонизировать своих обидчиков, напротив, видит в них какой-то позитив. Если бы это было ради пиара, Артур, наверное, рассказывал бы совсем другие вещи.

Представились похитители «Правым сектором», при этом Григорян считает, что на самом деле это не так.

Вообще где кончается условный «Правый сектор» и где начинается милиция, сейчас понять сложно, да и не в этом дело, а в том, что Артур Григорян пришел опытным путем к пониманию, что легальное сопротивление при современном состоянии украинской демократии невозможно. Власть не скрывает, что не испытывает потребности в оппозиции. Сейчас ей не до этого. Что касается начальников на местах, в том числе милицейских, то там подход еще проще. На Куликовом Поле не должно быть никого, несогласие запретили, всем разойтись. 

Стенд на Куликовом Поле

«Нет такой страны Украина»

Но у власти есть еще одна серьезная проблема. Протестующих можно разогнать, но сам Дом профсоюзов после 2 мая стал фактически музеем — украинского фашизма или чего-то иного, если у вас получится подобрать другое определение. По обгоревшей лестнице и этажам здания в течение нескольких недель прошли тысячи одесситов, они возлагали цветы, читали надписи на стенах, выглядывали из окон с разбитыми стеклами. Из тех окон, через которые люди выпрыгивали 2-го числа.

В этом плане любопытный комментарий в Фейсбуке оставила одна из наиболее одиозных представительниц одесского евромайдана, некая Алена Балаба, «прославившаяся» тем, что в день 70-летия освобождения Одессы жгла георгиевские ленточки на Вечном огне. «Мой свекр, 81 год, кандидат технических наук, бывший технический директор НИИ «Шторм», пошел туда, чтоб посмотреть своими глазами, что там произошло. Вернулся и сказал, что «нет такой страны Украина». Все. Точка, — написала она. — Можно побиться головой об стенку, но пускать в ДП после пожара людей, когда куча улик валялась просто на полу, — было чудовищной ошибкой».

Т. е. «нет такой страны Украина» не из-за случившегося 2 мая, а из-за того, что одесситы ходили в Дом профсоюзов и видели все своими глазами. 

Наверху тоже, наверное, были в некотором шоке в те дни и потому к мысли огородить здание пришли с определенным опозданием. К примеру, музей в Освенциме вряд ли был бы возможен в фашистской Германии.

Спустя несколько недель одесский Дом профсоюзов все же изолировали. Сначала появился металлический забор, потом установили бетонные блоки. Активистам обещали калитку — сделали, а сразу за калиткой — бетон. Сверху забор густо намазали солидолом.

Заборчик покрыли солидолом

Общественные организации задумались о сборе средств на памятник, о переименовании одной из одесских улиц или даже самого Куликова Поля. Говорят и о сносе Дома профсоюзов. Хорошее было здание, большое, монументальное, советской постройки. Но что теперь с ним делать?

«Там должен быть мемориал, — говорит активистка Марина. — Против офисов никто не возражает, но я не знаю, найдутся ли люди, готовые работать там, где заживо сжигали других людей.»

Несмотря на все старания специально обученных людей, возле Дома профсоюзов всегда можно встретить активистов, и на митинги одесситы приходят, пусть и не в тех количествах, что раньше. 

Алексей Чмырь был задержан за надпись «Новороссия» на свитере 

«Надо понимать, что события 2 мая были шоком, который еще не скоро пройдет, — комментирует Алексей Чмырь. — До этого не было не то что убийств, а даже серьезных столкновений. Такое массовое зверское убийство на обычного человека оказывает шокирующее действие. Когда люди знали, что они выходят на митинги и это их нормальное законное право, — акции собирали по 15—20 тысяч человек. Совсем другое дело, когда все, кто организовывал митинги, — либо арестован, либо вынужден бежать, когда в город стянуто энное количество вооруженных формирований с покровительством от властей. Люди, которые меня задержали, могли бы меня избить, покалечить — им бы ничего за это не было. Поэтому резонно, что обычный человек не будет выходить на улицу с призывом «Бейте меня, калечьте!» Ни в Москве, ни в Петербурге, оккупируй, грубо говоря, эти города».

Город таки герой

По мнению Артура Григоряна, Одесса доказала, что не сломлена, сразу после 2 мая, когда под зданием УВД было 3 тысячи человек, которые не позволили увезти в Киев арестованных, «не тех, кто убивал, а тех, кого не успели убить в Доме профсоюзов». Одесситы тогда остались на ночь и не дали автозакам выехать в столицу.

Артур Григорян за мир и дипломатию  

Это к вопросу о «слившейся Одессе». Текст севастопольского блогера Eloa_ru «Почему русские не придут» (http://eloa-ru. livejournal. com/3856. html) был написан 5 мая, а Никита Михалков сладострастно зачитал его ближе к концу мая в рамках своих «бесогонных письмочтений». И, естественно, текст со всей своей правдой и неправдой в устах Никиты Сергеевича заиграл совсем иначе. Сейчас он воспринимается не так, как месяц назад, учитывая, что происходит в Донбассе. Никита Михалков умеет обидеть сразу всех. 

Но обиженные одесские проукраинцы, в том числе местные депутаты, ваяющие пафосные отповеди, не так интересны. А вот одесситам пророссийским, конечно, было крайне неприятно слышать то, что говорила им Россия голосом Михалкова. 

Ведь когда подчеркивается, что «в Одессе с бандеровцами воюет мизерное меньшинство жителей», это именно та точка зрения, которой пытались добиться организаторы событий 2 мая, завозя в город «немизерное» количество ультрас, самообороновцев и прочих боевиков. Почему ты, диванный воин, как бы укоряет с детства знакомый голос, не вышел на улицу и не защитил город, почему не отломал ветку потолще, не побежал с горящим лицом, встречаясь на каждом перекрестке с такими же, как ты, сплетаясь в могучий человекопоток, который запрудил бы Куликово Поле и вымел оттуда убийц? В кино так и бывает.

А в жизни люди, когда их убивают, испытывают страх. 

В реальном мире простые граждане, ходящие на митинги, в том числе женщины и пожилые люди, обладают совсем не той степенью боевой подготовки и обмундирования, что сотни майдана. 

Но одно то количество одесситов, решившихся держать свою отчаянную оборону в Доме профсоюзов 2 мая, лишает, на мой взгляд, любого севастопольца или москвича права отпускать в адрес Одессы какие-либо колкости, особенно с уничижительным употреблением словосочетания «город-герой». В это звание в мае 2014-го новые герои влили свою кровь. И хочется судить о героизме города именно по ним.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...

Загрузка...

Одесские антимайдановцы вышли под залог

Активисты одесского Куликова Поля Евгений Мефедов и Сергей Долженков вышли на свободу...

День в Одесском облсовете: пикеты, драки, обыск

Для Одесского областного совета день 16 августа оказался очень горячим

Под Одессой сорвался концерт MARUV: певица и...

В последнюю минуту певица отменила концерт и заявила, что организаторы не учли пункты...

Дипломатия канонерок: США и союзники помогают Украине...

В июне Пентагон анонсировал выделение Украине дополнительной военной помощи на $250...

Зеленский эконом-классом прилетел в Одессу на концерт...

Президент Украины Владимир Зеленский в пятницу, 26 июля, пришел на концерт...

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка