Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Дэвид МАРПЛС: "Поздравляю тебя, Украина"

Имя праздника

№24(702) 13 — 19 июня 2014 г. 11 Июня 2014 5

Общеизвестно, что Германия воевала во Второй мировой не одна, а с союзниками, причем помимо официальных союзников была масса добровольцев из покоренных или формально нейтральных стран. И, скажем, французов гораздо больше погибло в силах гитлеровской коалиции, чем в движении Сопротивления. А нейтральные государства Европы щедро снабжали Германию необходимыми для ведения боевых действий материалами (например, Швеция — железной рудой).

Однако чтобы верно ответить на вопрос, с кем мы воевали, кого победили, — недостаточно этих очевидных фактов. Надо сначала понять: за что воевали побежденные. Вроде бы на этот вопрос отвечали — за нацистские идеи, т. е. за господство Германии в мире, торжество расовой теории, уничтожение коммунистов и евреев и т. д. и т. п. Однако все вышеперечисленное — нацизм, каким он выглядит в наших глазах. А необходимо знать, как сами побежденные видели свои идеи, чем пытались привлечь на свою сторону.

Так, в обращении «Русского комитета», выпущенном 30 января 1943 г. в Смоленске и подписанном генералами Власовым и Малышкиным, говорилось следующее.

Какова же правда о Новой Европе, которую Великая Германия стремится построить совместно с другими европейскими народами?

Все народы Европы — члены единой большой семьи.

В одной из речей в немецком Рейхстаге Адольф Гитлер сказал: «Скольких забот избежало бы человечество и, особенно, европейские народы, если бы при политическом устройстве современного жизненного пространства, а также при экономическом сотрудничестве уважались бы естественные, сами собой разумеющиеся, жизненные принципы. Соблюдение этих условий кажется мне совершенно необходимым, если мы хотим в будущем добиться лучших результатов, чем сейчас. Прежде всего это относится к Европе. Народы Европы представляют собой единую семью».

Народы СССР также принадлежат к этому большому, охватывающему в одинаковой степени всех европейцев, содружеству народов европейской семьи. Всякий, кто угрожает этому содружеству, является врагом Европы».

Риторика о Европейской семье очень похожа на используемую сегодня властями в Киеве и Брюсселе. Конечно, Власов — приспешник Гитлера, и тут как будто напрашивается такое предположение: чтобы показаться привлекательным жителям оккупированных территорий, он с разрешения (или даже по прямой указке) своего начальства все это придумал.

Однако нет — генерал действительно передает то, что неустанно публично повторял фюрер. Тот в выступлениях военного времени не только постоянно подчеркивал, что эта война — война за Европу, но и пытался, подобно нынешнему Брюсселю, обрисовать понятие Европы не как географическое, а как пространство европейских ценностей и культуры. И ради этого даже был готов свести истоки Европы к Древней Греции, тем самым фактически отказывая в европействе тогдашним германским народам (правда, называл нордическими племенами античных греков). Вот фрагмент его выступления в рейхстаге 11декабря 1941 г. по случаю объявления войны Соединенным Штатам Америки.

«Осознавая наши обязательства, мы прошлой весной наблюдали за наращиванием военной мощи, которая, казалось, имела неистощимые людские и материальные ресурсы. Темные тучи сгустились над Европой.

Что такое Европа, мои депутаты? Нет никакого географического определения нашего континента, а только расовое и культурное. Граница этого континента — не по Уральским горам, но скорее между западным и восточным образом жизни.

В свое время Европой были всего лишь Греческие острова, которых достигли нордические племена и где зажглось пламя просвещения и гуманизма, которые распространялись медленно, но неуклонно. И когда греки боролись со вторжением персидских завоевателей, они защищали не только свою маленькую родину, Грецию, но и концепцию сегодняшней Европы.

Затем дух Европы переместился из Греции в Рим. Римская мысль и римская государственность смешались с духом и культурой Греции. Была основана империя, значение и созидательная сила которой никогда — до этого самого дня — не были достигнуты, не то что превзойдены. И когда римские легионы в трех ужасных войнах защищали Италию от атак африканского Карфагена, в итоге одержав окончательную победу, Рим тоже сражался не только за свое существование, но и во имя греко-римского мира, который тогда зачинался в Европе.

Следующее наступление против основ этой новой культуры человечества началось с широких пространств Востока. Ужасное нашествие бескультурных орд обрушилось из центра Азии в глубину Европейского континента, сжигая, разоряя и убивая, подобно истинному божьему бичу. На Каталаунских полях римляне и германцы впервые сообща боролись. в решающем сражении огромной важности — за культуру, которую зародили греки, сохранили и приумножили римляне и которая затронула германские народы.

Европа созрела. Запад вырос из Эллады и Рима, и в течение многих столетий защищать его было задачей не только римлян, но прежде всего германских народов. То, что мы называем Европой, географически — Запад, просвещенный греческой культурой, вдохновленный мощным наследием Римской империи, территориально увеличенный германской колонизацией. Были ли это германские императоры, сражающиеся под Унструтом и Лехфельдом против Востока, или другие, выбивающие мавров из Испании в течение многих лет, — всегда это была борьба развивающейся Европы с глубоко враждебным окружающим миром.

.Как в свое время Рим сделал бессмертный вклад в развитие и защиту континента, так же германские народы сейчас приняли на себя защиту и покровительство над семьей наций, которые хотя и различаются политическим устройством и своими устремлениями, однако в расовом и культурном отношении составляют единое целое.

Европа не только заселила другие части мира, но и оплодотворила их интеллектуально и культурно, и это факт, который любой знающий человек скорее подтвердит, нежели опровергнет».

И войну с СССР в полном соответствии с составом ее участников Гитлер трактует как войну всей Европы:

«Если мы посмотрим на всех наших союзников, которые сражаются на нашей стороне, румын и венгров, хорватов и словаков, финнов на севере, испанцев и так далее. то можем с полным правом сказать, что это настоящий европейский крестовый поход.

Добавим германцев — добровольцев нашей элитной вооруженной гвардии (т. е. СС.— А. П.) и легионы из отдельных европейских государств. Европа действительно объединилась, как объединялась в древние времена против нашествия гуннов или монголов». (Радиообращение к нации 30 сентября 1942 г.)

Обратим внимание: в списке почему-то не нашлось места главным в нашем восприятии союзникам Гитлера — итальянцам, но в нем присутствуют представители малых стран, в том числе славянских — Словакии и Хорватии. Идея расовой неполноценности славян, которую принято считать одной из основ нацистской доктрины, не выдержала испытания реальной политикой и уступила место идее борьбы европейской семьи (с участием и славян, чье славянство, правда, не акцентировалось) с «русско-азиатским варварством» (а большевизм был для Гитлера лишь формой проявления этого варварства).

Да, эта речь относится к периоду, когда на Восточном фронте у наших противников возникли не запланированные ими трудности, однако не надо думать, что именно это и привело к идеологической коррекции. С самого начала операции «Барбаросса» Гитлер представлял ее как совместное предприятие европейских народов независимо от их расового происхождения.

«Впервые нечто вроде пробуждения Европы пронизало континент. Охвачено все поле битвы, от Арктического океана до Черного моря. Наши германские солдаты сейчас сражаются на этом пространстве и вместе с ними в их рядах сражаются финны, итальянцы, венгры, румыны, словаки, хорваты и испанцы. Бельгийцы, голландцы, датчане, норвежцы и даже французы присоединились к ним». (Радиообращение от 3 октября 1941 г.)

О Европе рассуждал, естественно, не только Гитлер, но и его ближайшие соратники. Например, уже когда крах гитлеровского режима был близок, Геббельс в одной из статей писал: «Если германский народ сложит оружие, Советы, в соответствии с соглашением между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным, оккупируют всю Восточную и Юго-Восточную Европу вместе с большей частью рейха. На огромную территорию, контролируемую Советским Союзом, падет железный занавес, за которым будут убивать народы» (газета Das Reich, 25.02.1945).

Трактовка послевоенного мира у Геббельса очень похожа на ту, к которой прибегают современные либеральные авторы. И не только по сути, но и по риторике. Имею в виду пресловутый «железный занавес» (правда, в устах министра пропаганды рейха это было еще свежее, не превратившееся в штамп понятие).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...

Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка