Политика, проводимая другими средствами

№31 (615) 3 – 9 августа 2012 г. 02 Августа 2012 0

30 июля объединенная оппозиция, идущая в парламент под брендом «Батькивщины» официально обнародовала своих кандидатов в Верховную раду. Очень многие утвержденные съездом фамилии уже присутствовали в распространенных партией несколькими неделями ранее списках претендентов в кандидаты. Эти списки сопровождались пояснительными пресс-релизами: «Во исполнение Декларации об обеспечении честных и прозрачных выборов, по итогам «круглого стола» с лидерами общественных организаций Объединенная оппозиция «Батькивщина» публикует список претендентов на выдвижение кандидатами в народные депутаты Украины для дальнейшего обсуждения общественности».

Упомянутый «круглый стол» проходил 21 июня и «УП» подробно информировала о нем в сообщении «Оппозиция заверила, что общественность увидит списки скорее чем ЦИК». Приведем его ключевые места.

«Списки потенциальных кандидатов будут переданы общественным движениям до регистрации в ЦИК.

Об этом на круглом столе в четверг заявили лидеры оппозиции Александр Турчинов и Арсений Яценюк.

«Мы вам обещаем показать декларацию, которую подписали все руководители партий, входящих в объединенную оппозицию. Эта декларация является нашим видением честных и прозрачных выборов», — сказал Турчинов.

Кроме того, он заверил, что в данный документ вошли также и предложения, которые ранее подавала общественность.

Сам круглый стол проходил за закрытыми дверями. Общественность представляли Мустафа Найем, Игорь Луценко, Роман Шрайк, Владимир Вятрович, Марина Соколенко, Максим Саваневский и другие.

«Читал программу объединенной оппозиции. Есть намеки на хорошие вещи, но четкости не хватает. Соответственно, получится как всегда. Страшно далеки они от народа», — сказал один из участников стола Игорь Луценко.

«В целом у меня впечатление — ничего этот круглый стол не изменит. К сожалению, эта оппозиция будет для нас не мощным инструментом, а лишь несовершенным орудием борьбы за наши цели», — добавил он».

Как видно из текста, объединенная оппозиция решила заранее поделиться с известными журналистами, большинство из которых входят в объединение «Стоп цензуре!», своими планами по созданию списка кандидатов. И поделиться не как с представителями прессы, чтобы те могли первыми распространить эксклюзивную информацию. А как с советниками со стороны, которые — по крайней мере теоретически — могут забраковать кого-либо из кандидатов. Заметим, как охарактеризованы в публикации работники пера: они представляют не СМИ, а общественность.

То есть журналистам отводилась роль своеобразной контрольной комиссии, проверяющей списки. Не знаю, насколько такая комиссия была полномочной (на момент публикации, правда, неизвестно был ли кто из политиков забракован). Но то, что она действовала вне партийных рамок, давало ей теоретический шанс на независимость от партии. Конечно, назвать идейно близких себе людей «общественностью» — это предвыборный пиар. Речь идет об особой части общественности. Однако с точки зрения политической целесообразности глупо было бы «Батькивщине» консультироваться по поводу своих списков с видными сторонниками «регионалов» или коммунистов.

Впрочем, в данной ситуации автора этих строк интересует другое. Известные журналисты выступают в роли неформальной политической структуры, т. е. занимаются политической деятельностью. Не стану вдаваться здесь в морализаторство — мол, это несовместимо с «независимой журналистикой». По моему убеждению, последнее выражение — штамп, скрывающий суть вещей. Давайте сначала посмотрим, как научно определяется понятие «политика».

«ПОЛИТИКА — совокупность социальных практик и дискурсов, направленных на формирование, развитие, проектирование и исследование 1) правовых и моральных норм, 2) структуры государственно-административных институтов, 3) форм государственного управления, 4) отношений и институтов власти» (Новая философская энциклопедия, 2003 г.)

«Политика», судя по всему, означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает» (эту цитату из трудов немецкого социолога Макса Вебера приводят, вполне разделяя его позицию, А. П. Бутенко и А. В. Миронов — авторы учебного пособия «Сравнительная политология в терминах и понятиях». — М.: НОУ, 1998).

Определений, разумеется, множество, но они, как правило, не сводят политику к деятельности реальных или потенциальных обладателей власти. Наоборот, из этих дефиниций логически следует, что политикой занимаются едва ли не все люди. Ведь согласно ст. 5 Конституции «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления». Непосредственно народ осуществляет власть, избирая такие властные органы, как президент, Верховная Рада, местные советы, мэры.

Следовательно, в день выборов каждый голосующий оказывает влияние — пусть скромное — на распределение власти, т. е. занимается политикой, в определении Макса Вебера). Или же можно участие гражданина в выборах расценить как социальную практику, направленную на формирование отношений и институтов власти, т. е. опять-таки как политику, но уже в определении «Новой философской энциклопедии».

Обычные люди, участвуя в выборах, не усматривают здесь «занятие политикой», но это говорит лишь о том, что, во-первых, в представлении народа понятие «политика» чрезмерно сужено, а во-вторых, аполитичность считается у нас нормальным явлением. А вот в Древней Греции воспринимали такое как аномалию. Граждан, не интересующихся политической жизнью своего города и мало участвующих в ней, именовали idiotiko'z (идиотикос).

Несколько проще признать, что политикой занимаются аппаратчики нижнего звена ПР, «Батькивщины» или какой-либо другой партии. Хотя об этих людях обычно не говорят как о политиках. Они — скромная часть (колесики и винтики) партийных механизмов своих политических сил.

Но куда большее влияние в обществе имеют беспартийные люди, которые обладают четким мнением о том, какой должна быть страна, и своей деятельностью пытаются воздействовать на общественные процессы в нужном, с их точки зрения, направлении. Таковы журналисты и члены общественных организаций.

То, что они напрямую чаще всего не связаны с отдельными партиями, не меняет дела. Партии они воспринимают (напомню слова Игоря Луценко) как «инструмент», «орудие» для достижения своих целей. По-моему, вполне трезвый и умный взгляд — ну не смотреть же на партии, как футбольный фанат на любимую команду. Любой человек должен воспринимать партии как инструменты достижения личного благополучия.

Другое дело, что видные журналисты, в отличие от рядовых граждан, питают надежду обточить эти инструменты в соответствии со своими потребностями (что, естественно, относится не только к нашей стране, но и к любой другой). Еще больше таких надежд — и вполне обоснованно — могут иметь беспартийные олигархи, лоббирующие те или иные силы исходя из своих интересов. Впрочем, никто вроде бы и не отрицает того, что представители этой группы именно так и занимаются политикой.

Таким образом, журналистика, по крайней мере политическая, и есть разновидность политической деятельности. То есть продолжение политики другими средствами, по аналогии с известнейшим изречением Карла Клаузевица о войне. Только в нашем случае и средства зачастую общие. Главный инструмент журналиста — слово — играет важную роль и в политике.

Разновидность политической очень часто представляет собой и деятельность различных общественных (например, правозащитных) организаций. В преддверии парламентских выборов будут как грибы расти подобные образования — как будто независимые, а на деле призванные зафиксировать нарушения только с одной стороны.

И совершенно нормально, что многие стоп-цензурщики готовятся играть роль контрольной комиссии в рядах оппозиции. Это логическое развитие их предыдущей фактически политической деятельности.

Настораживает во всем этом только одна деталь. Вышеописанная политика другими средствами до сих пор традиционно не воспринимается как политика. Хотя представить политику как неполитику — традиционный политический трюк. Например, когда вдруг некий состоятельный человек организовывает ремонт скамеек и детских площадок в каком-нибудь спальном микрорайоне. Говоря при этом, конечно, лишь о том, как он заботится о жителях микрорайона. Тем не менее нетрудно сообразить, что ремонт-то — политический, поскольку выборы приближаются.

А вот в случае с политической журналистикой трюк проходит. Может, потому, что от журналистов и активистов общественных организаций не ожидают массового похода в парламент? Но ведь политика — это не только избирательные кампании. Как бы то ни было, деятельность тех, кто проводит политику другими средствами, удавалось подать как действия людей, борющихся исключительно за свободу слова и своего самовыражения.

Велась на этот трюк и власть. Так, 6 июля прошлого года президент своим указом создал межведомственную рабочую группу по анализу состояния соблюдения законодательства о свободе слова и защите прав журналистов. При этом в ее состав вошли, кроме тогдашнего (ныне уже покойного) главы НСЖУ Игоря Лубченко, исключительно стоп-цензурщики, хотя в этой профессиональной среде — как и в любой другой — существует широкий спектр мнений.

Конечно, у журналистов, независимо от их взглядов, бывают общие корпоративные интересы, которым при определенных обстоятельствах не мешают политические пристрастия. Но ведь такая корпоративность порой проявляется и у профессиональных политиков. Благодаря ей в свое время и правые, и левые депутаты ВР дружно поддержали разнообразные депутатские льготы.

Однако не нужно абсолютизировать прецеденты журналистской корпоративности: примеров партийности куда больше. Имею в виду, естественно, неформальные политические партии, сложившиеся в журналистской среде, а не реальные политпартии, зарегистрированные Минюстом. Вспомним, в частности, известную ситуацию с редактором отдела расследований интернет-газеты «Обозреватель» Анатолием Шарием. Несмотря на то, что он вступил в конфликт с отнюдь не симпатичным для «Стоп цензуре!» ведомством — МВД, — защищать его эта организация не стала. В итоге Шарий получил убежище в ЕС, а именно в Литве, но стоп-цензурщики, несмотря на свой европейский выбор, все равно не изменили позицию по этому вопросу.

Мой друг Александр Чаленко в своем блоге на «УП» не раз упрекал отечественных борцов за свободу слова в том, что они не поддержали Шария, вопреки всем своим декларациям. Не знаю, насколько искренним было его удивление, демонстрируемое по поводу такой непоследовательности. Может, это просто прием, которым он хотел уесть оппонента. Ведь если полагать журналистику политической деятельностью (пусть и «другими средствами»), то что же удивительного в этой ситуации: когда случалось, чтобы «оранжевые» политики защищали антиоранжевого? Ну и с журналистами — точно так же. А для тех, кто разделяет журналистику и политику, упомянутая история дает веский повод осознать: это не более чем заблуждение.

Разумеется, из фактического признания журналистики политикой не должно следовать ничего ограничивающего права журналистов. Такое признание никак не может служить индульгенцией, дающей основания нарушать их законные права, прежде всего право на профессиональную деятельность. Но, естественно, не может быть и никаких индульгенций для нарушения закона в отношении оппозиционных политиков.

Однако это не значит, что власть должна смириться с тем имиджем, который создали для себя стоп-цензурщики (а еще раньше — другие оппозиционные журналисты), позволить этим людям распространять иллюзию, что они, дескать, борются только за свободу слова, тогда как на самом деле они добиваются преобразования общества.

Ведь такая иллюзия — один из главных элементов «оранжевых» технологий: когда решающую роль в оценке честности политического процесса, и прежде всего выборов, играет мнение формально независимых СМИ или отдельных журналистов, а также общественных организаций. И весь фокус в том, что речь идет о мнении фактических субъектов политики, которые по умолчанию таковыми не считаются.

Вот с господством этой иллюзии и надо покончить. Ибо есть очень мало ситуаций, когда вещи не следует называть своими именами. И описанная ситуация к таким исключениям из правил не относится.

Это не означает отказа от диалога, например в рамках той же рабочей группы, созданной в прошлом июле. Ведь разговор всегда лучше противостояния не желающих слушать друг друга сторон.

Но власть не просто должна понимать, что, говоря со стоп-цензурщиками, дискутирует с политиками особого рода, но и посылать в общество свою интерпретацию этого процесса. А именно: если заходит речь об этой группе, то говорить о ней следует не как о журналистах, а как об активной части непарламентской беспартийной оппозиции, выражающей свои интересы посредством журналистского слова, что особенно заметно сейчас, когда журналисты играют роль контрольной комиссии при объединенной оппозиции.

При этом можно десяток раз повторить, что эта оппозиционная деятельность полезна, хотя и зачастую малоприятна для власти, только обязательно надо не стесняться называть вещи своими именами. То есть — подчеркнуть, что политическая журналистика — это политика, проводимая другими средствами.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

НАСТОЛЬНЫЕ ИГРЫ ПОДАРЯТ НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ЭМОЦИИ И НАВЫКИ...

До того, как появился Интернет и молодежь переключилась на виртуальное общение,...

У КОГО ПОКУПАТЬ ЖИЛЬЕ: О НАДЕЖНЫХ СТРОИТЕЛЬНЫХ...

Сегодняшний рынок недвижимости Киева вряд ли можно назвать образцом стабильности: в...

Выбираем кроссовки на каждый день: Puma, Adidas или Nike

Выбор повседневной обуви – ответственное, важное дело. Для ежедневной носки важны...

Индукционная варочная поверхность поможет...

При выборе варочной поверхности для домашнего использования покупатели все чаще...

Скоро лето: обновляем косметичку и меняем парфюм

Если зимой кожу сушит холодный воздух, то летом за дело берется солнце. Летний уход...

Кондиционеры: особенности предложений Panasonic

Комфортная температура воздуха в помещениях летом и зимой достигается сегодня...

При активной эксплуатации рано или поздно любой...

При активной эксплуатации рано или поздно любой автомобиль потребует замены...

ОНЛАЙН-ТЕЛЕВИДЕНИЕ ОТКРОЕТ НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ...

Несмотря на широкое распространение интернета, многие семьи предпочитают проводить...

Качественный диван подарит комфорт, уют и надежность

Диван – универсальный предмет мебели, без которого не обходится ни один дом....

Детский невролог: планируем первый визит к...

Рождение ребенка – это не только не поддающаяся описанию радость, но и колоссальная...

Современное решение проблемы частого и...

Деликатная проблема, которая доставляет неудобства ежедневно, из года в год, теперь...

Реєстрація доменного імені дозволить створити...

Більшість сучасних підприємств та компаній рано чи пізно створюють власну сторінку чи...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка