Тенденция по списку Forbes

27 Января 2017 4.8

На днях «Forbes. Україна» опубликовал рейтинг богатейших чиновников и народных депутатов ВР. 

«С этой минуты прошу считать меня нищим — у меня нет миллионов наличных, нет вертолетов, нет коллекции часов. И даже удивитесь — нет личной церкви, внесенной в декларацию одним из депутатов... Как многолетний участник списка Forbes официально заявляю: после обнародования электронных деклараций украинских чиновников все участники списка почувствовали себя лохами», — написал на своей странице в Фейсбуке Евгений Черняк, украинский миллионер, председатель наблюдательного совета холдинга Global Spirits, который владеет правами на торговую марку «Хортица». 

«...Чиновники Украины оказались набожными. В перечнях имущества мелькают библии 16 века, старинные иконы, святые мощи. И даже храм. Его имеет в собственности нардеп Анатолий Матвиенко, в прошлом он возглавлял украинский комсомол, — цитирую www.1tv.ru/news/. — Конечно, мало кто верил, что министры, депутаты, судьи, прокуроры бедны, как церковные мыши. Но увидеть в декларациях еще и целые коллекции квартир, автомобилей и земельных участков — только у одного из депутатов их 52 — не ожидали».

За последний год в стране появилось немало новых органов по борьбе с коррупцией, в частности Антикоррупционное бюро, специализированная антикоррупционная прокуратура, Нацагентство по предупреждению коррупции, Госбюро расследований, даже учрежден Национальный совет по вопросам антикоррупционной политики при президенте, но по большому счету картина не изменилась. 

Мало того, эксперты Freedom House констатировали, что «борьба с коррупцией и правосудие в Украине остаются на уровне 2013 года и не изменились в течение последних трех лет» 

«Наш ориентир 2017 — борьба с коррупцией», — эти слова Петра Порошенко, сказанные на недавней совместной пресс-конференции с вице-президентом США Джо Байденом, вполне можно считать сигналом к тому, что в стране появится очередной «центр» по борьбе с мздоимством и казнокрадством. Потом — еще и финансовая полиция. А чего бы и нет? ВР уже поспешила принять соответствующий закон. 

Это все как бы объясняют нам — нужны новые потуги в борьбе с коррупцией, поскольку она — все знают — всюду, за счет нее обогатились подавляющее большинство чиновников, и без нее не попали б депутаты в списки «Форбс». 

Получается, если еще фискальных органов добавить, то страна покинет прискорбное 130-е место в «индексе восприятия коррупции» (The Corruption Perceptions Index), где она оказалась в основном в окружении очень неблагополучных африканских государств — таких, как Уганда или Кения. 

Наверное, наши законодатели (и те, которые в списке, и те, которые еще не успели засветиться в «Форбсе») будут теперь рассказывать избирателям, дескать, если создать еще какое-то ведомство, то Украина начнет стремительно приближаться к Танзании, которая на 117-м месте, а там недалеко и до Габона — до 99-й строчки. 

Правда, для того, чтобы финансовая полиция появилась, нужны дополнительные немалые средства — хотя бы на зарплаты сотрудникам. А жалованье им, предположительно, будут платить в среднем по 20 тыс. грн. Но не будем зацикливаться на цифре: пока это всего лишь планы одного из народных депутатов, соавтора проекта о финполиции. 

Хотя и при нынешних фискальных возможностях державы, наверное, можно б было заняться темой, которая будоражит общество с момента «оприлюднення» деклараций чиновниками и депутатами. 

Если те пишут, что хранят деньги в кэше, причем в количестве, запредельном для понимания рядовыми гражданами (как, например, депутат г-н Деревянко — со «статками» в $16,2 млн., едва попавший в двадцатку «Форбс»), то можно только представить, сколько на самом деле там «налички»! Ими налоговая интересуется? Или, может, их кто-то из ГПУ спрашивает: «Откуда дровишки?» Напишут в своей финансовой отчетности — «презент». И никаких вопросов! 

Так зачем создавать новые органы, если и прежних «фискалов» этот депутатский кэш не тревожит? 

Но, может, новая структура будет заниматься вовсе не ими? Еще в прошлом году эксперты финансовой сферы предполагали, что в стране грядет бой за «матрасные» сбережения украинцев: НБУ даже предложил втрое сократить максимальный лимит расчета наличными деньгами. 

Именно «кубышки», по задумке правительства, должны оживить украинскую экономику. Но сколько на самом деле у простых смертных денег — не знает никто. Хотя должностные лица, к примеру, в Нацбанке считают, что «матрасные» сбережения достигают 90 млрд. долл. 

Пусть расскажут это гражданам, которые по полгода не получают зарплату и с ужасом ожидают январских платежек за отопление. Это у них — миллиарды «в схроне»? 

А может, это бабушки, торгующие на морозе пучками укропа (естественно, без уплаты налогов), столько припрятали «в закромах»? 

Ну, тогда будем потрошить бабушек. Можно не сомневаться: это время не за горами.

Пока же давайте посмотрим: что у нас происходит с персонами (не обязательно депутатами) уже в нынешнем году, кто, кстати, никоим образом не фигурирует в коррупционных скандалах. Говорю о тех, кто просто задекларировал нечто, что не может не вызвать интереса, допустим, у активистов общественной организации PROSUD. 

Вот, к примеру, судья г-н Кравчук, который претендует на должность в Верховном Суде, задекларировал миллионные подарки и элитную недвижимость в центре Киева. 

По данным активистов, проанализировавших декларации судьи за 2013—2015 гг., «наиболее финансово успешным для него стал 2013 г. Тогда доходы составили почти 2 млн. грн., из них 1 млн. 200 тыс. грн. судье подарили. Все остальные годы основными доходами семьи Кравчуков является заработная плата Геннадия Анатольевича и его жены, которая работает заместителем главного бухгалтера секретариата Высшего совета юстиции. То есть также государственным служащим с довольно скромной зарплатой», — пишет censor.net.ua. 

Или, допустим, прокурор отдела надзора за соблюдением законов территориальными органами полиции прокуратуры Харьковской области г-н Губинский «является владельцем особняка на одной из самых элитных улиц Харькова, миллионов гривен наличных, а его жена путешествует в различные уголки мира. При том, что официальный доход Губинского составляет 50 тыс. грн. в год». 

В принципе это не список Forbes. Перечисленным персонажам еще далеко до рейтинга. 

Но тенденция есть. 

Заметьте, тенденция, настолько укоренившаяся в стране, что даже если на видную должность приглашать иностранного специалиста, то непременно с соответствующим имиджем. 

Чтоб, так сказать, не выбивался из общего ритма. 

Вот, допустим, позвали Славомира Новака, бывшего министра транспорта и водного хозяйства Польши, возглавить «Укравтодор». Того самого г-на Новака, который в родной стране был вынужден уйти в отставку. 

А случилось это после скандала: журналисты заметили у него незадекларированные швейцарские часы Ulysse Nardin ценой в несколько тысяч долларов. 

Интересно, если бы у кого-то из наших чиновников на запястье заметили Jaeger-LeCoultre — Joaillene Manchette с браслетом, инкрустированным 576 бриллиантами, — скандал бы грянул? Да, возможно. 

Но если б персонаж объяснил происхождение ценной вещи так, как написал в декларации о роскошных часах депутат г-н Парасюк: «Принес святой Николай», отставка бы последовала? 

Сомневаюсь. 


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка