Труффальдино из Крыжополя

07 Июля 2006 5

За пятнадцать лет независимости Украины на подмостках политической сцены перед лицом граждан прошло множество главных действующих лиц и второстепенных исполнителей. Одни делали историю страны, другие — ее «переписывали», каждый раз в угоду текущему моменту и той политической силе, к которой в данный момент принадлежали. Многих читателей «2000» интересует народный депутат-бютовец, когда-то писатель Владимир Яворивский, обладающий талантом «уродитися, як кукіль, де його не сіяли» и, как Труффальдино из Бергамо, верно служить каждому новому хозяину. Он не пропускает практически ни одного повода, по которому можно выступить с публичным заявлением. Главное — чтоб народ фамилию лишний раз услышал да патрон партийный не забыл.

Это о нем бывший собрат по блоку «Наша Украина» Ярослав Кендзьор после того как Владимир Александрович в очередной раз поменял хозяина — перешел к Юлии Тимошенко, сказал: «С трибуны Верховной Рады можешь услышать удивительные вещи... Когда, извините, последняя политическая куртизанка и уже с прогнившего политического борделя опять говорит о порядочности и обо всем прочем, о политических идеалах и о любви к Украине, становится противно и жутко». А чтобы ни у кого не оставалось сомнений и неясностей относительно того, к кому обращены эти слова, Ярослав Кендзьор уточнил, обратившись к Яворивскому: «Пан Владимир, я специально акцентирую на вашей фамилии. Уже столько вы по политической панели прошли, начиная с Народного руха, от какой-то коалиции с донецкими в 98-м году, потом ПРП, «Наша Украина», «Батьківщина»... Чья бы корова мычала, а ваша бы помолчала... Таких политических проституток в будущем парламенте быть не может» (газета «Факты», 21.01.06).

Увы, господин Кендзьор ошибся. Владимир Александрович сейчас — литературный штык блока Юлии Тимошенко. 22 июня в вечерней передаче «Вчасно про головне» на НТН, комментируя создание «помаранчевой» коалиции, он в очередной раз назвал оппозицию, а следовательно, и голосовавших за нее людей «антиукраинскими».

Уже восемнадцать лет он принадлежит к властвующей украинской элите. Членом Союза писателей Украины Яворивский стал в 1971 г. и на протяжении десятилетия ничем особенно не запомнился читательской (и много читающей тогда!) украинской аудитории, за исключением разве что романа «Ланцюгова реакція», вышедшего в 1977 г. (о строителях «мирного атома» на Чернобыльской АЭС). Книгу даже перевели на русский язык. «Быстрый спурт» с последующим попаданием в партийно-писательскую номенклатуру СПУ у него случился после 1981 г.

А дело было так. В 1980 г. состоялось открытие памятника на месте Кортелесской трагедии. В церемонии принял участие первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий. Тут же большое количество литераторов изъявили желание на документальных материалах этой трагедии написать свою «нетленку». Бывший завпартархивом Волынского обкома КПУ В.Наконечный вспоминает, что ему поступил звонок «сверху», из ЦК Компартии Украины. После этого открылась дверь его кабинета, и вошел молодой человек, представившись: «Яворивский Владимир Александрович, завотделом прозы журнала «Вітчизна». У меня задание отдела пропаганды и агитации ЦК Компартии Украины — написать книгу о Кортелесах. Мне сказали, что вы можете помочь мне в этом деле» (газета «Коммунист»). Яворивский съездил в Кортелесы, встретился с выжившими свидетелями, рассказавшими ему, как фашисты и их местные помощники-бандеровцы уничтожили полесское село с 2875 жителями. Наконечный вспоминает, что над документами Владимир Александрович работал очень напряженно. По его просьбе областное управление КГБ передало в партархив для ознакомления несколько томов следственных дел полицаев Акима Корнелюка (бандеровское прозвище Окунь) и Андрея Кошелюка (Дорош), принимавших участие в уничтожении Кортелес. Яворивский сделал их главными героями своей повести. В.Наконечный добавляет: «Кстати, в моей практике впервые это серьезное управление выдало документы за пределы своего архива. Наверное, такая была им команда сверху».

Книга увидела свет в 1981 г. В ней показана картина массового уничтожения подразделениями 15-го полицейского полка и украинской вспомогательной полицией украинских Кортелес и белорусских сел Борисовка и Заболотье. «Вечные Кортелесы» получили всеукраинский, а потом и всесоюзный резонанс. А Владимира Яворивского уже заботили другие вещи. В.Наконечный рассказывает: «...писатель сообщил, что «Гончар предлагал выдвинуть ее на Шевченковскую премию, но по условиям — книга вышла позже регламентированных сроков... Поэтому повесть будут выдвигать на премию им. Островского — это комсомольская премия республики. Будет выдвигать Союз писателей. Кажется, было бы уместно, если бы Волынский обком комсомола со своей стороны тоже выдвинул ее на эту премию, — скромно намекал Владимир Александрович. — В конце концов, это только предложение. На ваше усмотрение. Выдвижение на премию в апреле. Ведь времени не так много». В этом же письме В.Яворивский просил привлечь к «этому делу» и обком партии. «Вам на месте это легко согласовать и организовать», — писал он» (газета «Коммунист»). За повесть «Вечные Кортелесы» Яворивский в 1984 г. получил и Шевченковскую премию.

Во времена перестройки автор щемящих строк «...вся тутешня сволота, гидь людська — поліцайня, повіялася в банди бандерівські. А куди їм від люда чесного подітися?» совместно с депутатами Поровским и Червонием предложил тем самым «бандам бульбашів та бандерівців, куди поховалися всі фашистські собаки»... поставить памятник и даже не пожалел на эти цели 10 тысяч полновесных советских рублей. Свою книгу он закончил словами: «Кортеліси запалили 25 вересня 1942 р. 28 вересня вони ще горіли до глибокої ночі... Вночі 28-го повіяв поривчастий вітер із північного заходу. Через Луцьк, Рівне, Житомир дим несло на Вінниччину, на хутір Теклівку. Я народився 11 жовтня того ж року. Може, перше повітря, яке я вдихнув, було з димом Кортелісів?» Сегодня хочется спросить: не першит ли вам в горле, когда вы требуете для этих «людобойців» статуса героев?

Что ж, г-н Яворивский сам признается, что «политика не делается в белых перчатках» («Сегодня», №551, 18.03.2000), а такие понятия, как мораль и совесть, — удел разве что «маленького украинца», а не современных «будителей духовности». Такая трансформация политических взглядов происходила при каждой перемене политических ветров, и всегда это делалось на патетическом надрыве, на экзальтации и обливании грязью своих вчерашних патронов. Так из ярого сторонника и советника президента Кучмы он превратился в человека, вызывающего бывшего патрона на дуэль, после того как Леонид Данилович «отлучил» его от руководства комитетом по Шевченковским премиям. На пресс-конференции в Черкассах в 2000-м свое отношение к Леониду Кучме Владимир Яворивский сформулировал так: «Народ довірив йому владу, і для мене він — законно обраний президент, іншого немає». При этом он даже посокрушался по поводу того, что в его добрые отношения с Леонидом Даниловичем внесла раздор Антоньева (водочная королева, «спихнувшая» его с руководства Демократической партией), запечатлевшая фрагмент предвыборного выступления Яворивского, в котором он в не совсем корректной форме отозвался о внешних данных главы государства. Якобы именно после этого его отстранили от руководства упомянутым комитетом. Получается, в глаза Кучме он говорил одно, а за глаза (пытаясь «завести» народ с целью получить заветный депутатский мандат) — совсем другое.

Люди постарше хорошо помнят атмосферу конца 80-х, когда на фоне массовых сеансов телегипноза Кашпировского и Чумака нам кружили голову слова «ускорение», «реформы», «гласность» и «перестройка». Молодежи, на которую в основном и рассчитана современная пропаганда, дают мифологизированную картину того периода. В этом схематическом изложении национально-демократические силы создали Рух, основу которого составили «лучшие» представители творческой интеллигенции. Именно благодаря их активным действиям Украина была «мирно вырвана» из хищных когтей имперской Москвы. Я со слов отца помню отличавшуюся от официальной картину происходившего тогда в Союзе писателей Украины. Как-то он рассказывал, что прибежал из ЦК взмыленный Драч, собрал партком и сообщил, что писательская организация получила задание от ЦК КПУ: мол, в Западной Украине создается радикальное националистическое движение и на Союз писателей возложена задача воспрепятствовать этому, организовав в противовес собственное, в духе перестройки и решений XIX партконференции. Поговорили-поговорили и решили, что ответственными за подготовку будут Драч, Павлычко, Яворивский. Тут вскакивает Павло Мовчан и с возмущением заявляет: «Що це все партійні і партійні, а безпартійні де?» Ну тогда от беспартийных предложили Мовчана. Предлагалось название «Фронт», но прибалтийские фронты тогда напугали многих, и Яворивский (некоторые называют Терена) предложил название Рух («Народний рух за перебудову»). После блестящей информационной раскрутки и материальной подпитки организации, созданной идеологическим отделом ЦК, который возглавлял Леонид Кравчук, она вышла в «большое плавание». Симптоматично, что официальное создание Руха в сентябре 1989 г. совпало с отставкой Владимира Щербицкого, когда к руководству Компартией Украины пришли коммунисты-прагматики во главе с Леонидом Кравчуком. Автор книги «Народный рух Украины. История» Григорий Гончарук, ссылаясь на Ивана Драча, пишет, что во многом благодаря именно Кравчуку проект программы НРУ был в феврале 1989 г. опубликован в «Литературной Украине». Леонид Макарович помог обеспечить инициаторов Руха добавочно бумагой, когда они захотели сверх обычного тиража отпечатать сто тысяч экземпляров газеты с программой движения. Он же, по слухам, дал «добро» ректору КПИ Таланчуку, предоставившему актовый зал Политехнического института для проведения учредительного съезда Руха. Насколько Рух контролировался компартийным руководством и службой госбезопасности, сейчас сказать трудно. На многое могли бы пролить свет архивы КГБ, но они недоступны. С документами самого Руха тоже все непросто. Газета «Час/Time» 14 апреля 1995-го писала: «После третьего съезда новоизбранный заместитель председателя Руха Михаил Бойчишин попытался ознакомиться с архивом Руха. А от архива — только кучка мусора...» А потом Михаил Бойчишин таинственно исчез...

Что бы сегодня ни писали, тогдашние лидеры движения полностью выдерживали компартийную линию. Владимир Яворивский заявил, что «верит в социализм с человеческим лицом», Павлычко признавался в любви к Компартии, Иван Драч высказался за вхождение Украины в обновленную федерацию, а итоговые документы блистали словосочетаниями «обновленное социалистическое общество», «принципы радикального обновления, провозглашенные ХХVII съездом КПСС, XIX Всесоюзной партконференцией».

Отцы-основатели недолго оставались у руля Руха — личностей оказалось мало, и к руководству пришел Вячеслав Максимович Чорновил. Яворивский со товарищи в

1990 г. создали Демократическую партию, на I съезде которой (состоялся 15 декабря 1990 г.) лидером был избран Юрий Бадзьо. Уже через полгода, после ее регистрации Минюстом, возглавил партию Владимир Яворивский. В 1998 г. ДемПУ участвовала в выборах в Верховную Раду в «Блоке демократических партий НЭП» и заняла 16-е место с результатом 1,229%. После такого провала в 1999 г. был созван VII чрезвычайный съезд ДемПУ, на котором с Владимира Яворивского сняли полномочия и лидером стала гендиректор ПО «Артемида» Анна Антоньева.

После неудачных попыток отстоять должность у водочной королевы Владимир Александрович стал «безлошадным» и через некоторое время вступил в партию «Реформы и порядок». Представление о взглядах г-на Яворивского того периода может дать пресс-конференция после учредительной конференции ПРП в Черкассах. Тогда присутствующих журналистов, в частности, интересовало отношение руководства ПРП к намерениям нефтегазового магната Игоря Бакая присоединиться к их движению. Яворивский заявил, что олигархи делятся на тех, кто стоит «на державницьких позиціях», и на плохих. Бакай, утверждал Владимир Александрович, ничего у народа и государства не украл, а сотни миллионов долларов появились у него сами по себе, и если он подаст заявление о вступлении в ПРП, руководство партии его рассмотрит. Сам Яворивский не видел препятствий для положительного решения данного вопроса (http: //antenna.com.ua/stat/arh_2000/28_8.htm). После таких славословий странно было наблюдать, какую охоту открыли национал-патриоты на Бакая по завершении президентских выборов 2004-го.

После того как Виктор Ющенко из председателя Нацбанка превратился в «надежду нации», поддерживаемую передовой демократией мира, Владимир Яворивский без размышлений встал под стяги «Нашей Украины». И начал писать открытые письма бывшему патрону Леониду Кучме, в которых его шельмовал и требовал уйти и дать стране «визначитися, за ким їй іти — за Ющенком чи знову за вами, вибачаюся, за Януковичем, якого ви обрали для продовження вашого десятилітнього експерименту над українським народом». Во время Майдана он был на сцене в числе его триумфаторов, как всегда, в роли второстепенного персонажа.

Но любовь к новоиспеченному президенту и к его партии длилась недолго. В декабре 2005 г. Яворивский переходит во фракцию БЮТ.Он рассказал, что пришел в НСНУ «на волне новогодней инаугурационной эйфории, когда все думали, что будет создана мегапартия». Оказалось же, что «партия была создана под нескольких людей, как политический зонт или политическая лодка» (http: //ww3.tymoshenko.com.ua/rus/news/first/2250/). Вот уж действительно, при таком количестве в списках НСНУ «державницьких олігархів» места для «чернобыльского соловья» в проходной части списка не нашлось. А Юлия Тимошенко, понимая, что люди с подобными демагогическими талантами на дороге не валяются, включила его в проходную часть своего списка. И ныне Владимир Яворивский — нардеп от БЮТ.Так что почитатели творчества писателя могут надеяться когда-нибудь прочитать о Юлии Владимировне что-то наподобие ярких строк из романа «Право собственного имени» (1985 г.): «Через насыщенные историческими событиями десятилетия мы чувствуем гениальную неповторимость личности Владимира Ленина. Все то, что творила его неповторимость, остается дорогим и священным для нас: его учение, революционный темперамент, способ мышления, умение говорить с тысячами людей, его улыбка и одежда». Хотя сам Яворивский и сокрушается, что пожертвовал творчеством ради политики: «...усвідомлюю й те, що за ці роки міг би написати свої найкращі твори. Скажімо, закінчити роман про Тараса Шевченка, який так і залишився незавершеним. Але ж мав чимось жертвувати заради майбутнього. Тому поставив три крапки і пішов у політику» («Хрещатик», №180 (2201), 29.11.02). Наверное, потому и печален ныне удел украинской литературы, что писатели переквалифицировались в политиков. О сегодняшних политических взглядах Владимира Александровича можно сказать словами выдающегося русского писателя Юрия Бондарева: «Национализм — последнее прибежище несостоявшихся».

Если Яворивский сознательно ушел из литературы в политику, то зачем он так яростно цепляется за руководство этим творческим союзом? Тем более что весь период его руководства НСПУ сопровождается уже ставшими притчей во языцех интригами, связанными с авторитаризмом самого лидера, финансовыми скандалами, разбазариванием «спілчанського» имущества, травлей инакомыслящих, использованием творческого союза для поддержки исключительно одной политической силы. Под «каток» Яворивского попали Леонид Череватенко, Наталья Околитенко, Роман Коваль. В 2003 г. как глава Киевской писательской организации Леонид Череватенко потребовал предать гласности финансовую деятельность, которую Владимир Александрович ведет в общественной организации, не давая рядовым членам отчета. В частности, его заинтересовало, куда идут деньги за аренду штаб-квартиры СПУ, — особняка на Банковой, 2, расположенного в самом центре Киева? «Любой член «Спілки», — заявил Череватенко, — имеет право получить справку о материальном состоянии «Спілки» вообще и Киевской организации в частности. Я, председатель Киевской организации, неоднократно обращался к уважаемому Владимиру Александровичу с наивным вопросом: скажите, пожалуйста, какую сумму получает из бюджета государства НСПУ? Ни разу он мне не дал ответа. Начинает нервничать, убегать. Я до сих пор не знаю, какая сумма на самом деле поступает из государственного бюджета на наш счет, не знаю, какие суммы получает «Спілка» за аренду дома, он практически сдан неизвестно каким организациям...»

Реакция последовала незамедлительно. Когда Киевская организация СПУ в очередной раз избрала Леонида Череватенко своим председателем, причем выиграл он у креатуры Яворивского с разгромным перевесом (220 голосов против 51), Владимир Александрович издал приказ №74, в котором назвал Леонида Череватенко «нелегитимным». Вот такая демократия в действии. Для Василия Плюща, главного редактора газеты «Літературна Україна», конфликт по поводу государственного финансирования газеты закончился инфарктом и смертью.

26 сентября 2002 г. в Виннице Яворивский открывал памятник безвременно погибшему поэту и правозащитнику Василию Стусу. «У нашей нации столько мучеников и великомучеников, что их хватило бы на несколько народов, — сказал он. — Хотелось бы думать, что Василь Стус в этом ряду — последний». Можно было подумать, что Владимир Александрович близкий друг и соратник поэта-мученика. Отчего же тогда Стус в своих «Тюремных тетрадях» в 1982 г. с горечью писал: «В украинской литературе абсолютно нечего читать. Сейчас культ бездарных Яворивских, их время, их час»?

Как раз в разгар «помаранчевой» революции Франковский районный суд Львова вынес решение о частичном удовлетворении исковых требований депутата Яворивского ко львовской «Молодой Галичине» о защите его чести, достоинства и деловой репутации. Газета перепечатала давнюю публикацию из партийного органа социалистов «Товарищ» о том, что якобы в 1973 г. Яворивский, Драч и Павлычко написали донос Андропову на Стуса, Чорновила, братьев Горыней и «других, погрязших в националистическом болоте и не раскаявшихся в своей антисоветской деятельности». Что ж, можно воскликнуть: «Украинский суд — самый справедливый суд в мире!»

В далеком 1986 г. в статье «Янычары» Яворивский писал о главе Организации украинских националистов: «Рентген «идей» и «души» Ярослава Стецько мог бы вызвать омерзение как аморальное зрелище, демонстрация полного озверения бывшего человека. Лишь обычное омерзение, если бы мы не знали, что за словами, за «идеями» Стецько». Сегодня многие считают, что то же можно сказать и о сегодняшних идеях Владимира Яворивского.


Электроинструменты, сварочные оборудования, Мотоблок НЕВА и другое вы найдете на anytool.ru по низким ценам.

загрузка...
Loading...

Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка