Еще раз о ложке дегтя

№45 (533) 12 - 18 ноября 2010 г. 10 Ноября 2010 0

Такой вопрос поставил Олег Росов в заключении к своей статье-исследованию «Охота на «Волка»» («2000», № 41(529), 15—21.10.2010, № 42(530), 22—29.10.2010). И признался, что у него ответа на этот вопрос тоже нет. А посему, предлагает автор, давайте воздержимся от оценок и не будем выносить Шухевичу свой вердикт. Дескать, его со временем вынесет история.

Тем более что у самого автора личность гауптмана абвера, украинского заместителя командира батальона «Нахтигаль» (вспомним Львов!), заместителя командира 201-го шуцманшафтбатальона (вспомним Белоруссию!), политического руководителя ОУН, главнокомандующего УПА, председателя генерального секретариата УГВР и ее главного военного секретаря по военным делам, генерала-хорунжего УПА, Героя Украины «вызывает безусловное уважение», даже «при всей антипатии автора к методам (заметьте — не целям! — Г. М.) работы ОУН и национализму в целом».

«Это был сильный враг» — пишет О. Росов. Но врагом кого был Р. Шухевич, автор уточнять в заключении к статье не стал.

От Козьмы Пруткова к Олегу Росову: «одного яйца два раза не высидишь»

Автор успешно подтвердил правильность этого утверждения незабвенного директора Пробирной Палатки. Первый вариант статьи под заголовком «Как убрали Шухевича» я нашел на сайте «Обозревателя», и опубликован он был еще 7 февраля 2009 г. В новой статье «Охота на «Волка» О. Росов использовал практически тот же видеоряд, да и прямых переносов из февральской статьи в новую немало.

За прошедшие между двумя публикациями почти двадцать месяцев автор проделал без преувеличения титаническую работу, исследовав громадное количество архивных источников, перелопатив массу фактического материала, тщательно подобрав наиболее интересные документы и факты. Ведь только перечень архивных материалов в конце статьи составляет 98 позиций. Получилась не просто статья, а историческое исследование. Но...

В «дочернем» варианте странным образом изменились стиль изложения и личное отношение автора к одним и тем же событиям (фактам). Например, рассказывая о «курортной» эпопее Р. Шухевича, в статье «Как убрали Шухевича» О. Росов пишет:

«Пока длился розыск, Шухевич менял «схроны» и любовниц. С одной из них, Галиной Дидык, успел даже дважды (в 1948 и 1949 гг.) прокатиться на Лермонтовский курорт Одессы. В то время как чекисты выкуривали из-под земли его вояк, «нэскорэнный Головнокомандуючый» грелся на солнышке и лечил свой застарелый ревматизм».

В статье «Охота на «Волка» эту же историю автор описывает так:

«...без моральных оценок фактов, которые мы приведем ниже, вряд ли можно обойтись. И дело здесь даже не в проблемах Шухевича со здоровьем (кардиологические курорты в конце концов есть и на Западной Украине).

Впрочем, каждый волен понимать и воспринимать эти факты как угодно...

Итак, пока рядовые члены ОУН и бойцы УПА, которыми командовал Р. Шухевич, сидели по «схронам» и в буквальном смысле их выкуривали оттуда дымом сотрудники МГБ, главный командир УПА решил основательно поправить здоровье. Для этой цели была выбрана южная столица Украины Одесса».

Как говорится — почувствуйте разницу.

Тем не менее публикация первой части статьи («2000», № 41) вызвала вполне ожидаемую реакцию постоянных читателей электронной версии еженедельника: восторженные комментарии левых и злобное шипение националистов. Но вот при чтении второй ее (статьи) части («2000», № 42), а особенно заключительного абзаца, я испытал, мягко говоря, удивление, если не разочарование.

Последний абзац сыграл роль некоего софита, высветившего истинное содержание статьи. Знаете, так бывает, когда мастер-фотохудожник подсветкой с неожиданного ракурса вдруг проявляет настоящий, а не публичный характер модели, ее сущность. Поскольку таким мастером оказался по отношению к своей же статье сам О. Росов, я начал читать ее снова.

Ложка дегтя?

Подсвеченная упомянутым «софитом» статья оказалась не совсем о том (а скорее совсем не о том), как органы безопасности Украины и Советского Союза сражались с националистическими бандформированиями, терроризирующими население Западной Украины, мешающими установлению мирной жизни и восстановлению народного хозяйства в этом крае. В ней нет ответа на вопрос, почему столько сил и средств бросила еще не преодолевшая послевоенной разрухи страна в охоту на «Волка», как нет и объяснения, почему объект этой охоты назван опасным государственным преступником.

Статья по сути повествует о том, как, одержав за 1418 дней и ночей Великую Победу над немецким фашизмом, страна, точнее ее органы безопасности, в течение шести лет (с 1944-го по 5 марта 1950 г.) безуспешно пытались ликвидировать главнокомандующего УПА (остальные «титулы» см. в начале статьи, - Г. М.) и разгромить возглавляемую им организацию. И только ошибки и предательство ближайшего окружения «провидныка» привели к успешному завершению этой охоты.

Выше я писал о тщательном подборе автором архивных документов и фактов. И это действительно так. Статья изобилует упоминаниями и цитированием первоисточников, фотографиями. Но почти все они работают на создание Шухевичу имиджа «нэскорэнного Головнокомандуючого». Владимир Даль определял понятие «герой» как ирой, витязь, храбрый воин, доблестный воитель, богатырь, чудо-воин. Именно таким витязем предстает Роман Шухевич в статье О. Росова. Обложенный со всех сторон «энкавэдистами», он деятельно руководит подпольем, свободно перемещается по всей Западной Украине, проживает в удобных конспиративных квартирах, ест добротную пищу из «подшефного» колхоза, проводит совещания руководства УПА в полевом лагере, проходит медицинское обследование и лечение у светил края и даже безбоязненно посещает общесоюзный курорт. При этом постоянно имеет пистолет за поясом и гранату в кармане. Не менее героическими предстают в описании автора и соратники Шухевича, предпочитающие задержанию смерть.

А противники Шухевича, сотрудники и руководство МГБ составляют в это время очередные (по выражению О. Росова) планы его поимки, постоянно опаздывая и терпя неудачи. Много места в статье посвящено и «коварным» методам работы МГБ — внутрикамерным агентурным операциям, легендированным агентурно-боевым группам и т. п. А вот о методах «работы» националистического подполья автор не счел нужным документально рассказывать, за исключением упоминания о найденном при разгроме «схрона» списке около тысячи уничтоженных жителей и убийстве фиктивного мужа связной «Марты». Хотя, судя по предыдущим публикациям автора в 2007 и 2009 гг. (в том числе и в «2000», №№ 45, 46, 2007 г., № 51, 2008 г.), ему есть что рассказать и показать о действительной «работе» оуновского подполья. К архивному же документу, в котором член Центрального провода ОУН Степняк («Лекс») дает резко отрицательную характеристику Р. Шухевичу, называя его болезненно честолюбивым, мстительным, с претензией на исключительность, но по сути мелким человеком, автор, похоже, относится с недоверием, т. к. они «объяснимы (завистью ли, карьерными дрязгами в ОУН или еще чем)».

Автор же хочет «показать Шухевича человеком, а не лакированной иконой, созданной из него за последние годы». Причем в качестве палитры для рисования такого не лакированного портрета «провидныка», О. Росов использует архивные документы с воспоминаниями — показаниями охранника — боевика Шухевича М. Зайца и личной связной Г. Дидык. В результате получился портрет потерявшего здоровье в борьбе за идеалы национализма интеллигента, в перерывах между актами руководства террористической организацией изучающего труды Ленина, увлекающегося русской классической литературой, изучением английского языка, игрой в шахматы и решением шахматных задач. К тому же не чуждого народному искусству — ну не мог слушать фальшивого пения повстанских песен у костра полевого лагеря боевиков. Всегда показывал сам, как нужно петь. Это был творческий человек. На полевых стоянках, в «схронах» и на конспиративных квартирах он писал статьи на идеологические и практические темы (ну чем не Ленин в Разливе!) и даже заказывал исторические статьи профессорам для распространения среди молодого поколения боевиков-оуновцев.

Что же касается личной жизни, это был заботливый семьянин, до самого ареста содержавший бывшую жену, даже в условиях подполья заботившийся об образовании сына-подростка. Правда, женолюб был немного, но кто без греха. Благость и умиление, только вот не покидает ощущение, что иконности-то добавилось, а слой лака стал еще толще.

Правда, куда-то девались из портрета забитые трупами мирных жителей колодцы в деревнях, удавки и окровавленные топоры, растерзанные девушки-комсомолки и замордованные молоденькие учительницы и врачи, прибывшие в Западную Украину из Восточной учить и лечить детишек. Исчезли и запуганные оуновцами местные простые украинцы, твердо усвоившие, что оказание помощи подполью влечет как максимум высылку в отдаленные районы страны, а отказ в крове и хлебе бандитам — неминуемую смерть. Исчезли разными путями уклонившиеся от высылки родственники «повстанцев», объявленные «провидныком» агентами МГБ. Многое исчезло.

Но заключительным аккордом статьи стало описание геройской гибели главнокомандующего в последнем бою. Нет, ни в коем случае не самоубийство. Преданный соратниками, но не покинутый любимой женщиной, герой должен погибнуть в последнем бою. Занавес.

Вот таким увиделось мне содержание статьи после подсветки ее софитом последнего абзаца. Концентрация дегтя при подсветке явно превысила одну ложку.

Откуда ветер дует

Я с огромным уважением отношусь к творчеству талантливого журналиста-исследователя Олега Росова. Каждая его публикация — это событие, результат кропотливого труда, умение увидеть за конкретными фактами тенденцию, за тенденцией — явление. То есть умение видеть невидимое — связи явлений, их отношение к проблеме. Именно поэтому О. Росов желанный автор еженедельника. Его статью «Миф о переодетых энкавэдэшниках» читатели «2000» могли прочитать в № 45 и 47 в 2007 г. В 2009-м интересные статьи по теме ОУН—УПА «2000» публиковали трижды. Причем все его статьи несут заряд неприятия как национализма, так и фальсификации истории. Что же случилось со статьей «Охота на «Волка»»?

В недавнем номере «2000» (№ 43(531), 29.10—4.11.2010) опубликована статья Сергея Лозунько «Нужна принципиально иная оппозиция», где он, в частности, пишет: «Борьба с фальсификацией истории свернута. Борьба с фашизацией Украины прекращена. Представители команды действующего президента уже не стесняясь пропагандируют бандеровщину, воспевают «подвиги» ОУН—УПА — видимо, руководствуясь известными указами Ющенко, так по сей день и не отмененными.

Например, 14 октября — к очередной годовщине УПА — во Львове под патронатом кандидата в мэры города от Партии регионов, депутата ВР Петра Писарчука состоялся концерт, посвященный «ратным подвигам» бандеровцев. Ранее пан Писарчук вместе с соратниками из ПР помпезно возложили цветы к памятнику Степану Бандере. А на 1 сентября, как мы помним, Львовская организация Партии регионов презентовала школьникам книги из серии «Дорогой борьбы», посвященные УПА.

И такие шаги львовских «регионалов» нашли полную поддержку у соратников по партии. Например, «главный русский соотечественник» объяснил, что действия Писарчука со товарищи — это хорошо и правильно, отвечает сути политики Партии регионов!»

Сравнивая трезвые и конкретные выводы Сергея Лозунько и обтекаемую, в определенной степени лицемерную оценку Олега Росова, видящего в Шухевиче скорее агнца, чем волка, я могу ответить на вопрос, откуда дует ветер, без обиняков: от наивной, эфемерной и социально опасной, на мой взгляд, идеологемы Януковича: «єдність Заходу і Сходу понад усе!» А ведь на президентских выборах избиратели востока и юго-востока Украины голосовали отнюдь не за эту идеологему.

Так может, в этом все дело? В советские времена существовала такая по сути грустная шутка-пословица: если уж колебаться, так только с линией партии. Рискну предположить, что, возможно, уважаемый О. Росов решил последовать этой нехитрой максиме, что сразу было замечено читателями электронной версии еженедельника.

Как я уже отмечал, первая часть статьи «Охота на «Волка» была встречена с восторгом. А вот комментарий ко второй части читателя beovolk: «Олег Росов писал, что у него, как автора статьи, оценки деятельности Р. Шухевича «как ни странно, его тоже нет. С одной стороны, это был сильный враг, с другой — он вызывает безусловное уважение при всей антипатии к национализму и методам работы ОУН». Автор подыграл регионалам, чтобы не тревожить их избирателей на Западе страны, но прозвучавшее уважение к Р. Шухевичу, который отправил на тот свет немало своих сограждан, звучит кощунством в устах Олега Росова. (... )

Какими целями ни прикрывался Шухевич, но отправлять на смерть мирных граждан, которые не разделяют его националистические взгляды, преступление. И если вы осуждаете сталинские репрессии, то почему вы прощаете не менее жестокое обращение с согражданами преступников из числа ОУН—УПА? Это называется лицемерие, Олег Росов. Поэтому ставлю вам жирный минус».

НЕТ СЛОВ

Мне ничего не остается, как присоединить к жирному минусу читателя beovolk не менее жирный свой. А на следующих парламентских выборах я буду голосовать за ту партию, для которой шухевичи и бандеры не герои, а палачи. Однозначно!

Геннадий МЕДНИК

Комментарий редактора

Уважаемый Геннадий Яковлевич!

В порядке дискуссии публикуя вашу статью и отчасти разделяя некоторые ее мысли, тем не менее не могу согласиться с вами в главном — в том, что Олег Росов «колеблется вместе с линией партии».

Мне кажется, что ваши упреки Олегу в основном несправедливы. Росов выступает как научный исследователь, подчеркнув это в финале статьи, может, не самым удачным призывом воздержаться «от оценок и не... выносить Шухевичу свой вердикт. Его со временем вынесет история...» Это действительно публицистический перехлест.

Но вместе с тем, Геннадий Яковлевич, полагаю, что в своей весьма острой — на мой взгляд — критике статьи Олега Росова вы не учли некоторых важных нюансов.

Давайте посмотрим, в чем вы упрекаете его:

«...врагом кого был Р. Шухевич, автор уточнять в заключении к статье не стал».

«... статья оказалась не совсем о том.., как органы безопасности Украины и Советского Союза сражались с националистическими бандформированиями, терроризирующими население Западной Украины, мешающими установлению мирной жизни и восстановлению народного хозяйства в этом крае...»

«...куда-то подевались из портрета забитые трупами мирных жителей колодцы в деревнях, удавки и окровавленные топоры, растерзанные девушки-комсомолки и замордованные молоденькие учительницы и врачи...» и т. п.

Но разве у вас, у меня, у наших читателей нет ответа на вопрос о том, чьим врагом был Р. Шухевич? Разве мы не знаем обо всех упомянутых вами злодеяниях и иных страницах истории гражданской войны на Украине в то суровое время?

Олег Росов же рассказывает о конкретной малоизученной операции МГБ СССР по поимке и ликвидации Р. Шухевича и поэтому стремился во всей полноте показать нам его портрет.

На те же вопросы, ответы на которые вы не получили в этой статье, автор ответил в ряде других более ранних публикаций в «2000». Вы сами пишете: «Его статью «Миф о переодетых энкавэдэшниках» читатели «2000» могли прочитать в № 45 и 47 в 2007 г. В 2009 г. интересные статьи по теме ОУН—УПА «2000» публиковали трижды».

Поэтому вполне закономерно, что Олег Росов не счел необходимым возвращаться вновь к ранее сказанному им, сказанному убедительно и сильно.

Закономерен и такой вопрос: если современные историки представляют читателю образ Гитлера не в жестком стиле пропаганды периода Великой Отечественной войны или карикатурном стиле Кукрыниксов, а упоминают уже общеизвестные факты о том, что фюрер любил Вагнера и животных и был вегетарианцем, — будем ли мы упрекать и этих ученых в том, что «в результате получился портрет глубокого интеллигента, увлекающегося немецкой классической музыкой и т. п. и потерявшего здоровье в борьбе за идеалы национализма?» Нужно ли историкам-биографам в каждом своем исследовании обязательно возвращаться к теме холокоста, в очередной раз напоминать о разрушенном в годы войны народном хозяйстве СССР и т. д.?

Может, рассказ Росова о том, что Шухевич был далеко не заурядный человек, изучавший в подполье русскую литературу, английский язык и даже заказывавший исторические статьи профессорам, и помогает нам понять, почему, как ставите вы вопрос, органы безопасности СССР безуспешно пытались ликвидировать главнокомандующего УПА в течение шести лет (с 1944-го по 5 марта 1950 г.)?

Уважаемый Геннадий Яковлевич! На мой взгляд, те эмоции, которыми вы были движимы при написании письма в редакцию, понятны. Но иногда они так сильно овладевают вами, что вам, простите, отказывает логика.

Вы, например, пишете: «Владимир Даль определял понятие «герой», как... витязь, храбрый воин, доблестный воитель, богатырь, чудо-воин. Именно таким витязем предстает Роман Шухевич в статье О. Росова. Обложенный со всех сторон «энкавэдистами», он... проживает в удобных конспиративных квартирах, ест добротную пищу из «подшефного» колхоза,.. проходит медицинское обследование и лечение у светил края и даже безбоязненно посещает общесоюзный курорт». На мой взгляд, проживание в удобных квартирах, медицинское обследование или лечение не является признаком ни храбрости, ни доблести. Это скорее может говорить о высоком уровне конспирации в антисоветском подполье в те годы, не более того.

«Что же касается личной жизни, это был заботливый семьянин, до самого ареста содержавший бывшую жену, даже в условиях подполья заботившийся об образовании сына-подростка», — иронизируете вы. Но ведь и вам, и мне, и нашим читателям безусловно известно, что миллионы рядовых немецких солдат и даже элитных эсэсовцев, убивших в годы войны сотни тысяч мирных украинцев, пленных красноармейцев и партизан, в большинстве своем были примерными семьянинами и вполне заботливыми отцами, с любовью славшими домой посылки с трофеями.

Или вы упрекаете автора: «А противники Шухевича, сотрудники и руководство МГБ составляют в это время очередные (по выражению О. Росова) планы его поимки, постоянно опаздывая и терпя неудачи. Много места в статье посвящено и «коварным» методам работы МГБ — внутрикамерным агентурным операциям, легендированным агентурно-боевым группам и т. п. А вот о методах «работы» националистического подполья автор не счел нужным документально рассказывать».

Геннадий Яковлевич, темой статьи была конкретная операция по ликвидации Шухевича. И поэтому вполне закономерно, что и подробная характеристика «Волка», и его психологический портрет, и подробный рассказ о планах МГБ по его ликвидации и методах, которые его сотрудники использовали в ходе этой операции, были неотъемлемой частью статьи. А вот «методы «работы» националистического подполья» уже выходили за рамки темы. Так же, повторю, как и многое другое, озвученное вами в списке претензий к автору.

Что же касается неудач МГБ в поимке Шухевича, то, согласитесь, здесь-то уж точно никакой вины Росова нет. И в том, что он называет планы поимки «очередными», я, как ни пытался, никакого очернительства не увидел. Неудачные — они и есть неудачные. Были бы удачными с первой попытки — может, и история Украины в чем-то пошла по-иному.

Я не вправе давать вам советы, как читать и понимать то, что мы публикуем. Просто хочу обратить ваше внимание, что чрезмерное желание сделать каждый подобный материал пропагандистским, «бьющим врага без пощады» было бы не на пользу качеству публикуемых в нашем издании материалов, а значит, и не на пользу нашим читателям.

К сожалению, желание наполнить любую публикацию пропагандой, претензии, подобные высказанным вами в адрес Росова, все еще превалируют в ряде писем, поступающих в редакцию.

Это было особо заметно в ходе недавней дискуссии о роли Сталина в годы Великой Отечественной войны. Сергея Лозунько и главного редактора «2000» некоторые читатели, в том числе и наши постоянные авторы, обвинили в пропаганде сталинизма на том основании, что в статьях Лозунько не были осуждены репрессии 30-х гг., раскулачивание и т. п.

Но речь в статьях шла не о репрессиях, не о коллективизации, а о Великой Отечественной и роли в ней отдельных исторических личностей. Привнесение в эту тему иных, пусть и имеющих отношение к Сталину новелл, как раз и было бы такой пропагандой.

Поэтому я вновь призываю наших читателей, обсуждая публикуемые в «2000» статьи, вести разговор о том, что написал автор, а не о том, что он не написал (а, по мнению критиков, непременно должен был написать!).

И пореже прибегать в своих письмах к таким весьма частым, к сожалению, словам — «это же надо так не любить свою Родину и свой народ, чтобы написать подобное...»

Впрочем, последнее уже никакого отношения к вашему, Геннадий Яковлевич, письму не имеет.

Еще раз благодарю вас за внимание к нашей газете.

Сергей КИЧИГИН

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Окна возможностей

Долгосрочное прекращение огня — в интересах украинской безопасности

Віталій ГРУСЕВИЧ: «Не варто виправдовуватися...

Україна може забезпечити реалізацію понад 200 вітчизняних індустріальних парків

Эдуард Набока: «Авиахолдинг должен стать структурой,...

Главное требование к государству — чтобы Украина покупала свои самолеты

Новые монстры и угрозы

Если найдется политик, который сумеет создать новый англосаксонский союз, мы можем...

Исаак Трахтенберг: «Чтобы реформировать...

Академик Николай Амосов прозорливо заметил: «Если мы не решим в ходе реформирования...

Версии: даешь матриархат!

Не пора ли на фоне полного краха «мужского» всевластья, доведшего цивилизацию до...

Герои нашего времени?

Дорогая редакция «2000», пишу, отдавая себе отчет, что вы мое письмо не...

В столице состоится Х Международная пасхальная...

Ассамблея-2018 пройдет с 9 по 28 апреля, и включает 44 позиции

Была бы жаба, привыкнет и папа

Предлагаем вам посмеяться или подивиться детской непосредственности

Бальзам на душу

Капризы погоды, когда плюс с минусом чередуется по нескольку раз на дню, а...

Ядовитый поцелуй

Без этого предмета дамскую косметичку нельзя посчитать заполненной, потому что каждая...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка