Эдуард Набока: «Авиахолдинг должен стать структурой, максимально быстро реагирующей на все требования рынка»

21 Августа 2020 0

Одно из концептуальных решений назначенного недавно министром по вопросам стратегических отраслей промышленности Олега Уруского — трансформация госконцерна «Укроборонпром» в две управляющие холдинговые компании. Одна из них будет сосредоточена на развитии оборонных отраслей, а вторая займется развитием аэрокосмического кластера.

Заявление о создании холдинга «Аэрокосмические системы Украины» было сделано во время посещения Харьковского госавиапредприятия, судьба которого обсуждалась участниками съезда авиастроителей Украины. Одним из участников этого мероприятия был исполнительный директор Харьковского отделения Украинского союза промышленников и предпринимателей (УСПП) Эдуард Набока. Он рассказал «2000» о наболевших проблемах, которые обсуждали авиастроители.

— Эдуард Евгеньевич, на съезде звучала уничижительная критика в адрес госконцерна «Укроборонпром». Вице-премьер-министр Олег Уруский даже охарактеризовал его как токсичный. В чем, по-вашему, эта токсичность проявилась, и какие претензии высказывали участники съезда к руководству «Укроборонпрома»?

— Я согласен с этой характеристикой сразу по нескольким причинам. Во-первых, сам «Укроборонпром» не имеет прямого подчинения в Кабмине и напоминает институт смотрящих, которых содержат те, за кем они смотрят. К примеру, президенту ГП «Антонов», который входит в состав «Укроборонпрома», Александру Лосю понадобилось обратиться в Кабмин. Однако, и он озвучил это на съезде, он не имеет права этого делать без разрешения руководства «Укроборонпрома». И хотя от результатов обращения зависели судьбы людей и заказы, «Укроборонпром» не дал ему такой возможности. Непонятно, на основании каких законодательных актов руководители госконцерна установили у себя в структуре правила, поражающие даже конституционные права человека.

Во-вторых, фактически «Укроборонпром» стал финансовым управляющим и распорядителем денег своих предприятий. Без консультаций и разрешения «Укроборонпрома» те не имеют права тратить заработанные средства.

В-третьих, финансирование «Укроборонпрома» производится за счет предприятий. Причем вне зависимости от результатов их финансово-хозяйственной деятельности. Даже если предприятие получило убыток и не имеет возможности платить зарплату своим сотрудникам, взносы в «Укроборонпром» платятся в любом случае.

Далее. Судебные дела по «Укроборонпрому» не закончены. Обвинения руководства этой структуры в торговле с РФ и реализации предприятиям запчастей со вторичного рынка по завышенным ценам — это более чем серьезные обвинения, и пока еще эти дела не завершены.

И, наконец, руководит этим объединением не гражданин Украины и, на мой взгляд, не в интересах страны.

Думаю, я исчерпывающе ответил на ваш вопрос.

— Достаточно распространенным является мнение о критической зависимости украинского авиапрома от российской кооперации и российского рынка. Обсуждалась ли эта проблема на съезде?

— Есть два вида кооперации: по комплектующим, чтобы собрать самолет, и по продажам — чтобы авиатехнику реализовать заказчикам.

Так вот, вопрос кооперации по продажам нашей авиатехники на российский рынок на съезде не обсуждался. Хотя все говорили, что потеря российского рынка — это колоссальная проблема, которая в значительной степени способствовала упадку украинского авиапрома. Как известно, самолеты продают не директора заводов, а президенты. Поэтому на сегодняшний день, с учетом развития наших межгосударственных отношений, вопросы российских комплектующих на уровне разработок для некоторых машин практически закрыты. Начаты работы по контрактам с Перу, Казахстаном, Азербайджаном, но отсутствие оборотных средств и системы государственной помощи не позволяют их реализовать.

На съезде выступил директор, генеральный конструктор ГП «Прогресс» им. академика О. Г. Ивченко Игорь Кравченко, который показал таблицу с двигателями, кабинами и другими комплектующими, которые мы раньше закупали в РФ. Есть понимание, где и как можно наладить их производство в Украине. И это вопрос решаемый.

Главное требование — чтобы и разработка, и постановка на производство, и технологии, и само производство, и сертификация соответствовали европейским стандартам. И это самый проблемный вопрос. Потому что за всем этим стоят серьезные деньги, и непонятно, кто будет их платить: сами предприятия, государство, частные инвесторы?

Все, что ставится на производство вместо российских комплектующих, требует европейского подхода, а значит — дополнительных больших ресурсов. Где их взять, речь на съезде шла. Но однозначного ответа на этот вопрос пока нет, в т. ч. и у недавно назначенного вице-премьер-министра по вопросам развития стратегических отраслей промышленности (Минпромстратегии) Олега Уруского.

— Какая роль в восстановлении авиастроения отводится внутреннему рынку и гособоронзаказу?

— Пожалуй, основная. Говорилось, что если вы не ездите на автомобилях, которые производите сами, почему их должны покупать ваши соседи! У нас внутреннего рынка, к сожалению, нет. Об этом говорят все авиастроители. И главное требование к государству — восстановить его, чтобы Украина сама покупала украинские самолеты. На сегодняшний день необходимо доделать и передать в эксплуатацию 12 самолетов, производство которых начато на ГП «Антонов», ХГАПП (ХАЗ), «Завод 410ЦА», и это зафиксировано в решении съезда.

Однако в госбюджете 2020 г. ни копейки не заложено на покупку украинских самолетов. А ведь самолет — это фактически итог деятельности многих предприятий и всей отрасли. С 2014 г. на Харьковском авиазаводе (Харьковское государственное авиационное производственное предприятие, ХГАПП) не выпущено ни одного самолета. Поэтому пока этот вопрос не решен, все остальные имеют прилагательное — к наличию рынка — значение.

Что касается гособоронзаказа, то самолеты не обязательно заказывать для нужд оборонного ведомства. У нас есть МВД, ГСЧС, множество госпредприятий с территориальными представительствами, имеющие необходимость и потенциальную возможность закупать авиатехнику среднего класса. Заказчики есть, но они зависят от бюджета. И пока этот вопрос не будет решен, подвижек в отечественном авиастроении ждать трудно.

Если говорить о Минобороны, то это тяжелая тема. Авиастроители относятся к МО с уважением, но и с большой настороженностью. И я как бывший военный, 27 лет прослуживший в армии, полковник запаса, понимаю, почему...

Наша система внутри МО крайне прогнила, она безынициативна и инертна. Все боятся принимать решения, боятся ответственности, боятся испортить карьеру. Поэтому я не удивляюсь, что за шесть лет вооруженного конфликта министерство не сделало авиаторам ни одного заказа, даже по беспилотникам, хотя знаю, что они нужны.

— Каковы ожидания у представителей отрасли от создаваемого холдинга «Аэрокосмические системы»?

— Олег Уруский анонсировал на съезде создание аэрокосмического холдинга. Хотя непонятно пока, войдут ли в него «Ивченко-Прогресс» и «Мотор Сич». Но вообще авиационный холдинг собираются создавать как структуру, максимально быстро реагирующую на требования рынка, которая может оперативно перестроиться и найти возможности для развития отрасли.

Создаваться холдинги будут уже в следующем году, и на них делаются большие ставки. К их деятельности, конечно же, надеются привлечь и международные финансовые структуры — банки и инвесторов. Но чтобы показать им их интерес, необходимо вернуться к теме внутреннего рынка и госзаказа. Без этого работать ничего не будет. Будет всего лишь формализована новая система отношений.

— Как раз 14 августа, в день проведения съезда авиастроителей, управляющая компания DCH Александра Ярославского заявила, что бизнесмен готов привлечь $1 млрд. в восстановление производства ХГАПП. В т. ч. $100 млн. на выплату долгов, $500 млн. на достройку самолетов, производство которых уже начато, и закладку новых, а также $400 млн. — на программы развития.

— Если рассматривать вопрос развития авиастроения с профессиональной точки зрения, то и инвестиции в отрасль должны приходить от профессиональных участников, которые понимают, как это будет развиваться, зачем они вкладывают деньги, видят, что нужно делать, чтобы эти деньги не были потеряны, а привели к хорошему результату.

Предложение г-на Ярославского — это очень хороший эмоциональный посыл. Оно дает надежду, показывает, что у нас есть свои инвесторы, неравнодушные люди. Но с юридической точки зрения пока непонятно, что за этим стоит. Мы все просматриваем Forbes и знаем, что у него нет ни $1 млрд., ни даже десятой части в живых деньгах. Поэтому вопрос, откуда будут привлекаться деньги и на что в итоге они пойдут: на реальное спасение авиазавода или на локализацию производства и высвобождение площадей для строительства нового микрорайона, гипермаркета или другой коммерческой недвижимости? Но опять же, повторюсь, эмоционально это очень хорошее заявление.

— Готово ли само предприятие эффективно освоить инвестиции такого масштаба?

— Думаю, пока нет. К сожалению, долгая дорога в дюнах, пока у государства проявилось внимание к предприятию, в значительной степени ослабила его и научный, и технический потенциал. И хотя сегодня директор завода настроен оптимистично, если люди на протяжении нескольких лет занимаются не производством самолетов, а только сервисом, то и технические, и, главное, кадровые возможности уходят очень быстро.

Поэтому если появятся какие-то деньги, то, думаю, именно в рамках холдинга придется привлечь все силы, которые есть — на «Антонове», «Прогрессе», ФЭДе, других предприятиях, чтобы совместными усилиями, малыми шагами восстановить возможности производства конечной продукции.

— У нас много говорится о государственно-частном партнерстве и анонсируется множество, на первый взгляд, грандиозных проектов. Вспомним тот же гиперлуп. Но начинаем выяснять детально, и возникает много сомнений с точки зрения реализации. Как выглядит ситуация с государственно-частным партнерством в авиастроении?

— В настоящее время государственно-частного партнерства в авиационной отрасли нет. Но везде всегда все решают активные компетентные люди. В авиапроме таких людей несколько. В Харькове, пожалуй, самым активным является Виктор Васильевич Попов — президент ассоциации «Укравиапром» и председатель правления АО ФЭД. Он вместе с Вячеславом Александровичем Богуслаевым (ПАО «Мотор Сич»), с привлечением еще двух-трех потенциальных инвесторов, предложили премьер-министру Шмыгалю взять ХГАПП в концессию.

Люди, которые занимаются авиастроением в Украине, с привлечением иностранных компаний, доверяющих им как авиастроителям, специалистам, бизнесменам, готовы взять в концессию завод, чтобы малыми шажками, заводя туда вначале небольшие проекты, восстановить производство. Ведь главное на рынке — доверие, его нужно восстанавливать, и сделать это смогут люди, которым потенциальные партнеры и инвесторы доверяют.

Но по каким-то причинам, пока еще мне неизвестным, г-н Шмыгаль, побывав на ХГАПП, заявил, что государство завод ни в какие концессии отдавать не собирается. «Мы ведем речь о развитии государственных предприятий и эффективном их управлении», — заявил премьер. Но ведь уже 30 лет управляли, и каков результат?

Г-н Ярославский условно оценил сумму, необходимую для восстановления ХГАПП, в $1 млрд. Может, и миллиард. Но на самом деле все необходимо подсчитать и понять, какую часть суммы государство готово закрыть, компенсировав потери завода, учитывая 260 млн. грн. долга по зарплатам, долги по налогам, коммунальным платежам, арендам и т. д. С возможностью реструктуризации. Назначить конкретные сроки санации.

Это правильный процесс. Его премьер-министр озвучил. Но только это очень долгий процесс. И самостоятельно пройти этот путь государство не сможет. У нас карантин. Дефицит бюджета. Падение экономики. Если мы это не смогли сделать в более благополучные времена, почему мы это сможем сделать сейчас?

Поэтому государству в любом случае придется обращаться к частному инвестору. Отдавать в концессию, совместную собственность, акционировать. Есть много вариантов. И рано или поздно правительство к этому придет. Конечно, это серьезное политическое решение. Но если президент и правительство реально заинтересованы в восстановлении авиапрома и космической промышленности, они будут вынуждены на эти шаги пройти. Другого пути нет.

— Одна из прозвучавших на съезде инициатив — назначить в регионах заместителей губернаторов по вопросам промышленности. Насколько это уместно? Не приведет ли к созданию новой бюрократической надстройки, которая будет тормозить работу промышленников?

— Работу промышленности в регионах координирует губернатор. И у него есть структурное подразделение — управление промышленности. Это даже не департамент. И вот создается министерство по вопросам развития стратегических отраслей промышленности. 22 июля вышел указ о его создании, а до 22 августа они должны представить положение о министерстве, в котором будут прописаны его основные задачи.

В министерстве уже сейчас лежит на рассмотрении Концепция развития авиационной отрасли (по многим отраслям есть аналогичные документы) и Государственная целевая научно-техническая программа развития авиационного комплекса до 2030 г.

Что важно сейчас? Чтобы все государственные реформы были реализованы на региональном уровне. Харьков город промышленный. У нас масса секторов промышленности, требующих быстрых и эффективных решений. И, на наш взгляд, руководство области обязано принимать самое деятельное участие в формировании государственной промышленной политики и организации реализации этой политики в регионе, в формировании позиции областной власти по приоритетности государственной помощи предприятиям региона, помощи в организации государственно-частного партнерства с предприятиями области.

Когда сам директор завода начинает ходить даже по местным кабинетам, у него возникает масса проблем, не говоря уже о том, что это отвлекает от решения насущных хозяйственных вопросов. Губернатор, в силу огромного объема обязанностей, возложенных типовым положением на главу администрации, не может тратить больше 5—7% времени на каждый сектор.

Поэтому не вижу ничего плохого в том, что заместитель губернатора по промышленности будет представлять новое министерство в облгосадминистрации, а интересы региональных промышленников — в министерстве. У меня на этот счет был разговор с замминистра Минпромстратегии Виталием Немилостивым. По его словам, в регионах должна быть высокая структура, с которой можно не только оперативно обмениваться информацией, но и обеспечивать реализацию соответствующих решений Кабмина и нового министерства и очень быстро продвигать какие-то решения. Как совсем недавно говорили потенциальным инвесторам: за руку вести. Появление ответственного чиновника на уровне замгубернатора поможет ускорить этот процесс.

Поэтому сама идея новой штатной единицы в ОГА участниками съезда была встречена позитивно, и она вполне укладывается в процесс восстановления промышленного потенциала государства.

— Каким авиастроители видят к 2030 году состояние своей отрасли?

— Боюсь, я вас огорчу, но на съезде говорили о существующих проблемах, а не о том, к чему отрасль придет к 2030 г. Конечно, авторы концепции и целевой программы записали в ней какие-то цифры, но эта программа еще не утверждена, и я пока не стал бы обсуждать ее содержание.

Среди решений съезда — организация участия предприятий отрасли в выставке «Авіасвіт—XXI» и проведение в рамках этой выставки конференции «Аерокосмічна галузь України: сучасний стан та перспективи розвитку», где будет информация как о реализации решений съезда, так и о детальных перспективах развития отрасли.

Согласно постановлению о создании Минпромстратегии, один месяц (до 22 августа) отведен на утверждение положения о новом министерстве. Какое-то время уйдет на его кадровую комплектацию. Сейчас пересматривается бюджет, и будут выделены средства, чтобы оно реально заработало осенью — не как два-три чиновника, а как регуляторная и координирующая система.

По оценке экспертов, на это уйдет примерно полгода. А вот потом будет утверждена программа деятельности, будут приниматься решения и о создании холдингов, и о каких-то новых проектах.

У меня сложилось впечатление, что новый министр (он же вице-премьер) с большим энтузиазмом относится ко всем нововведениям. И я надеюсь, что всё, что он говорит, он и будет реализовывать на практике.

Конечно же, не всё вице-премьер может. Должна быть государственная воля. Но, как говорил г-н Уруский, президент, с которым он встречался несколько раз, поддерживает процесс восстановления стратегических промышленных отраслей и обещал, где надо, оказывать всестороннюю поддержку.

Окна возможностей

Долгосрочное прекращение огня — в интересах украинской безопасности

Віталій ГРУСЕВИЧ: «Не варто виправдовуватися...

Україна може забезпечити реалізацію понад 200 вітчизняних індустріальних парків

Новые монстры и угрозы

Если найдется политик, который сумеет создать новый англосаксонский союз, мы можем...

Исаак Трахтенберг: «Чтобы реформировать...

Академик Николай Амосов прозорливо заметил: «Если мы не решим в ходе реформирования...

Версии: даешь матриархат!

Не пора ли на фоне полного краха «мужского» всевластья, доведшего цивилизацию до...

Герои нашего времени?

Дорогая редакция «2000», пишу, отдавая себе отчет, что вы мое письмо не...

В столице состоится Х Международная пасхальная...

Ассамблея-2018 пройдет с 9 по 28 апреля, и включает 44 позиции

Была бы жаба, привыкнет и папа

Предлагаем вам посмеяться или подивиться детской непосредственности

Бальзам на душу

Капризы погоды, когда плюс с минусом чередуется по нескольку раз на дню, а...

Ядовитый поцелуй

Без этого предмета дамскую косметичку нельзя посчитать заполненной, потому что каждая...

Ломать успеется

Узнать об измене любимого человека или только подозревать его в этом — страшный...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка