Окна возможностей

07 Октября 2020 1 0

Огонь войны поражает все новые и новые регионы мира. Разгорается это пламя, как показало время, в местах, где десятилетиями тлели замороженные конфликты. Свидетельством тому — события в Нагорном Карабахе и вокруг него.

Политических методов и средств для решения конфликтов и предотвращения и прекращения масштабных войн становится все меньше. А имеющиеся в арсенале неэффективны — и в плане оперативности, и с точки зрения результативности. О возможных путях выхода из сложных ситуаций беседуем с Сашей Боровиком.

— Остается ли у мирового сообщества шанс действенно влиять политическими методами на такие жизненно важные аспекты, как вопросы войны и мира?

— Прежде всего давайте разберемся со статистикой войн и военных конфликтов. Число вооруженных конфликтов в мире действительно в последние несколько лет возросло: таких конфликтов гораздо больше в последние десять лет, чем в предыдущее десятилетие.

Однако в 2017-м число жертв падает, и сейчас оно ниже среднего за весь период после «холодной войны». Например, в 2018 г. погибло на 49% меньше людей, чем в 2014 г., и 48% всех погибших приходится на Афганистан.

Конечно, за каждой жертвой стоит чье-то огромное горе, и сравнивать их количественно кажется странным. В то же время такой подход демонстрирует, что стало меньше конфликтов, в которых массово уничтожалось население. И в этом большая заслуга международного сообщества, мониторинговых миссий и международных судов. Повинных за решения о массовой ликвидации стали чаще привлекать к ответственности. Но однозначно проблема, о которой вы говорите, существует.

Самые большие конфликты — это гражданские войны с участием иностранных войск и при помощи извне. Например, из 52 нынешних конфликтов в двенадцати замешан ИГИЛ.

Интересно, что европейская безопасность в последние десять лет значительно укрепилась. Если раньше, например, военные действия развертывались в непосредственной близости от границ Евросоюза, то сейчас такие войны идут достаточно далеко от его границ.

При этом жителям бывшего СССР кажется, что военных конфликтов стало больше, так как война на Донбассе, в Грузии, а сейчас и в Нагорном Карабахе более на слуху. Кроме того, они воспринимаются более личностно, чем война в Судане.

Несмотря на то что у мирового сообщества есть определенные политические рычаги влияния на военные конфликты, недостатки этих рычагов проявляются сейчас сильнее, чем когда-либо за все время после окончания «холодной войны».

Совбез ООН отображает политический расклад после Второй мировой войны. А мир серьезно изменился с того времени, и СБ не отображает того, что Евросоюз — это самый сильный торговый блок, что растет значение Африканского континента, Индии. К тому же Совбез преследуют и старые проблемы, а именно: что США, Россия и Китай находятся в постоянном конфликте и используют Совет Безопасности для продвижения своих и блокирования интересов других сторон. Призывы реформировать СБ звучат давно, но, боюсь, это не скоро произойдет, и войны будут это подчеркивать еще больше.

— Чего ждать от временного прекращения огня на Донбассе, если минский мирный процесс по всем показателям — на грани срыва?

— У меня недостаточно информации, чтоб ответить на ваш вопрос. Мне непонятно, почему Аваков и силы, которые он контролирует, не саботируют это прекращение огня — так, как они это делали раньше.

Выскажу предположение, что они действуют таким образом на временной основе — на период выборов. Потому что политически прекращение огня выгодно президенту Зеленскому, и любое противодействие этому до выборов было бы объявлением войны президенту.

Я не уверен, что этот статус сохранится и после выборов. Хотел бы ошибаться, так как политически я в данном случае поддерживаю прекращение обстрелов и считаю, что военные действия есть смысл начинать, только если у армии достаточно сил решить стратегические задачи — отвоевать территории. Сомневаюсь, что в ближайшее время Украина будет иметь силы решать стратегические задачи. Поэтому долгосрочное прекращение огня в данном случае — в интересах украинской безопасности.

Прекращение огня также создало окно возможностей для мирного процесса. Минские соглашения принимались, когда Украина была поставлена в жесткие условия, и при горячей фазе военных действий. Условия изменились. Эти договоренности изначально были приняты в форме необязательных к исполнению, что дает некоторое пространство для маневра.

Они были приняты без оценки того, насколько готова украинская нация к их выполнению. Несколько лет работы и переговоров показали, что для их выполнения в стране нет политического консенсуса: даже политические силы, напрямую связанные с их принятием, стали самыми ярыми критиками этих соглашений и подвергают жесткой политической критике любые шаги по их выполнению.

Это поляризует нацию. Страна политически рискует стать расколотой по вопросу минских договоренностей, а президент, проводя центристскую позицию, рискует оказаться в политически слабой позиции, если он не найдет формулу устойчивого мира. Прекращение огня дает ему возможность начинать выстраивать аргументацию внутри страны и за рубежом — в переговорах и за их кулисами — о новой формуле, которая строилась бы на Минских соглашениях, но учитывала бы новые политические и военные реалии.

— Война в Карабахе обнажила отсутствие единого подхода международных союзов или объединений к выработке оперативных консолидированных решений. Пример тому — недавнее совместное обращение президентов США, Франции, России к обеим сторонам карабахского конфликта с требованием прекратить военные действия и жесткий ответ на это обращение турецкого лидера, открыто выступающего в поддержку Азербайджана.

При этом следует помнить, что США, Франция, Турция —- члены НАТО, Россия — ОДКБ. Но и НАТО, и ОДКБ явно померкли в свете действий лидеров, представляющих ведущие государства мира.

Современные международные «объединения» для решения вопросов оборонного характера с началом реальных военных действий превращаются в номинальные союзы. Эти межгосударственные структуры, последовательно накачивающие свои бюджеты, в СМИ рисуют картинку своей мощи и значимости. Однако в условиях реальной войны на первый план выступают национальные интересы ведущих государств.

Способна ли нынешняя война на Кавказе изменить взгляд на будущее военно-политических союзов? Какова возможна их конфигурация?

— Я сомневаюсь, что война на Кавказе сильно расшатает какой-либо из военных союзов. Не тот масштаб. Страны НАТО не раз действовали в своих национальных интересах, в т.ч. и военными способами, иногда вразрез с политикой других стран—членов НАТО. Полагаю, что в средней перспективе НАТО не изменится, хотя будут основания утверждать, что форма блока уже не отвечает запросам времени.

— Украина, помимо «традиционных» внутриполитических и экономических проблем, новой волны коронавируса и пр., усугубила обстановку политическим разрывом с режимом Лукашенко, а война в Нагорном Карабахе поставила новые сложные проблемы. Крупные и азербайджанская, и армянская диаспоры, отсутствие прямого ущерба вследствие обострения отношений Азербайджана и Армении подсказывали Украине, что самая разумная позиция — придерживаться равноудаленной политики в отношениях с обеими сторонами.

Однако ряд политиков от правящей партии заявили о том, что они поддерживают Азербайджан ресурсами и др. Между тем партнеры Украины в ЕС и США явно по-иному видят решение карабахского конфликта.

Скажется ли такая позиция Украины на отношениях с международными партнерами?

И какую позицию можно считать оптимальной и конструктивной, если преследовать в первую очередь общегуманистическую цель — прекращение кровопролития?

— С моей точки зрения, Украина должна придерживаться нейтральной позиции и общечеловеческих ценностей. Мы можем и должны высказать неудовлетворение, если в соседней стране жестко попираются человеческие права. То же самое, когда речь идет о войне: мы должны высказаться за прекращение огня и мирные пути решения конфликта.

Однако, полагаю, касательно событий на Кавказе неприемлемо поддерживать ни одну из сторон. В Украине слишком слабые государство и экономика, чтобы вступать в геополитические коллизии и присоединяться к каким-либо экономическим санкциям. Как мне видится, наши европейские партнеры от нас этого тоже не ожидают — они прежде всего хотят, чтобы Украина разобралась со своей внутренней коррупцией, реформировала бы свою олигархическую экономику, обеспечила свободные выборы и способствовала прекращению огня в военном конфликте на Донбассе.

В данном случае мне кажется, что любое отклонение от этой линии любым представителем государства или парламентарием не работает на интересы Украины.

Саша БОРОВИК: американский и европейский юрист, экономист, предприниматель, прозападный технократ. После революции 2014 года был приглашен в Украину оказывать помощь новому правительству. Изначально занимал пост первого заместителя министра экономики страны, а затем заместителя и советника главы Одесской ОГА. Один из авторов «одесского пакета реформ» — либертарианской формулы освобождения украинского бизнеса от бюрократии. На выборах мэра Одессы в октябре 2015 года набрал 25,7% голосов горожан. Сегодня Боровик консультирует американских и западных предпринимателей и политиков по вопросам восточной политики.

Віталій ГРУСЕВИЧ: «Не варто виправдовуватися...

Україна може забезпечити реалізацію понад 200 вітчизняних індустріальних парків

Эдуард Набока: «Авиахолдинг должен стать структурой,...

Главное требование к государству — чтобы Украина покупала свои самолеты

Новые монстры и угрозы

Если найдется политик, который сумеет создать новый англосаксонский союз, мы можем...

Исаак Трахтенберг: «Чтобы реформировать...

Академик Николай Амосов прозорливо заметил: «Если мы не решим в ходе реформирования...

Версии: даешь матриархат!

Не пора ли на фоне полного краха «мужского» всевластья, доведшего цивилизацию до...

Герои нашего времени?

Дорогая редакция «2000», пишу, отдавая себе отчет, что вы мое письмо не...

В столице состоится Х Международная пасхальная...

Ассамблея-2018 пройдет с 9 по 28 апреля, и включает 44 позиции

Была бы жаба, привыкнет и папа

Предлагаем вам посмеяться или подивиться детской непосредственности

Бальзам на душу

Капризы погоды, когда плюс с минусом чередуется по нескольку раз на дню, а...

Ядовитый поцелуй

Без этого предмета дамскую косметичку нельзя посчитать заполненной, потому что каждая...

Ломать успеется

Узнать об измене любимого человека или только подозревать его в этом — страшный...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Теренин
08 Октября 2020, Владимир Теренин

Всякое современное движение за мир в случае успеха способно привести лишь к предотвращению ДАННОЙ войны, к временной ее отсрочке, к временному сохранению ДАННОГО мира, к отствке того или иного воинствующего правительства и замене его правительством готовым временно сохранять мир. Это, конечно, хорошо и даже очень хорошо. Но этого недостаточно, чтобы уничтожить НЕИЗБЕЖНОСТЬ войн вообще. Недостаточно, т.к. при всех успехах движения в защиту миру сохраняется капитализм Следовательно остаются в силе его агрессивные отношения, а значит в силе и неизбежность войн. Чтобы устранить НЕИЗБЕЖНОСТЬ войн, надо уничтожить капитализм.

- 11 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка