Расстрелы заключенных: правда и вымысел

№13 (408) 28 марта - 3 апреля 2008 г. 28 Марта 2008 0

В первые дни после нападения фашистской Германии на СССР на территории Западной Украины ввиду стремительного продвижения немецких войск, действия в советском тылу диверсионных групп и отрядов украинских националистов сложилась крайне тяжелая обстановка. В тот период в ряде тюрем была расстреляна часть заключенных. И хотя данный факт никогда не отрицался, конкретные сведения и документы об этих событиях оставались долгое время засекреченными.

Это позволило украинским националистам создать свою версию событий. Например, небезызвестный читателям «2000» Д. И. Кулиняк утверждает следующее: «Додамо до цього ще десять вiдсоткiв всього населення Захiдної України, репресованого з вересня 1939-го до липня 1941-го. Сотня тисяч закатованих в захiдноукраїнських тюрмах влiтку 41-го при поспiшному вiдступi Червоної Армiї на схiд. Вважаю, що всi цi цифри переконливiшi за будь-які коментарi» («Пора покидати окопи», «2000», № 40 от 5 октября 2007 г.).

При этом известно, что часть заключенных тогда же была отпущена на свободу, а основная масса — эвакуирована на восток. Получается, что к 22 июня 1941 г. в тюрьмах Западной Украины должно было находиться более 250 тысяч человек. Но дело в том, что на этой территории их столько быть не могло. На середину января 1941 г. общее количество заключенных во всех тюрьмах СССР составляло 487 739 человек. С началом весны проводилась плановая разгрузка тюрем отправкой заключенных по лагерям и колониям: если на середину марта их было 437 492 чел., то на середину мая оставалось лишь 332 936 чел. (В. Н. Земсков, «ГУЛАГ (историко-социологический аспект)». Социологические исследования. 1991 г., № 6, с.14). И это во всех тюрьмах на огромном пространстве от Бреста до Сахалина, от Мурманска до Кушки. Предполагать, что более 3/4 общего числа заключенных советских тюрем содержались на территории Западной Украины, нет никаких оснований.

Кроме этого, на сегодня существует и специальное исследование, посвященное судьбам заключенных тюрем Западной Украины и Белоруссии: «Эвакуация тюрем» Александра Гурьянова и Александра Кокурина (http://www.hro.org/editions/karta/nr6/evaku.htm).

А. Гурьянов — известный российский правозащитник, активист польской секции Общества «Мемориал». За свои работы о Катыни награжден Польским орденом.

А. Кокурин — сотрудник Государственного архива РФ, соавтор фундаментального труда «ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918 — 1960», выпущенного под редакцией академика А. Н. Яковлева в 2000 г. Международным фондом «Демократия». В 1989 — 1991 гг. А. Кокурину довелось готовить ответы на запросы органов КГБ и прокуратуры Волынской, Львовской и Ровенской областей Украины, а также Гродненской и Минской областей Белоруссии по фактам массовых расстрелов заключенных в тюрьмах НКВД указанных областей в период эвакуации их летом 1941 г. (к этому моменту мы еще вернемся. — Авт.).

По данным исследователей, самый ранний документ НКВД о порядке эвакуации заключенных — это докладная записка от 4 июля 1941 г. замнаркома внутренних дел СССР Чернышова и начальника тюремного управления НКВД Никольского на имя Берии, в которой предлагалось решать вопросы разгрузки тюрем в следующем порядке:

«1. Вывозу в тыл подлежат только подследственные заключенные, в отношении которых дальнейшее следствие необходимо для раскрытия диверсионных, шпионских и террористических организаций и агентуры врага.

2. Женщин с детьми при них, беременных и несовершеннолетних, за исключением диверсантов, шпионов, бандитов и т. п. особо опасных, — освобождать.

3. Всех осужденных по указам Президиума Верховного Совета СССР от 26. 6, 10. 8 и 28.12 — 1940 г. и 9.4 с. г., а также тех осужденных за бытовые, служебные и другие маловажные преступления или подследственных по делам о таких преступлениях, которые не являются социально опасными, использовать организованно на работах оборонного характера по указанию военного командования, с досрочным освобождением в момент эвакуации охраны тюрьмы.

4. Ко всем остальным заключенным /в том числе дезертирам/ применять ВМН — расстрел. (ГАРФ, Ф. 9413, оп. 1, д. 21, л. л. 66 — 67. )».

Но к моменту появления этого документа практически вся Литва, Западная Украина и Западная Белоруссия уже были заняты немцами. «Таким образом, — отмечают авторы исследования, — мы не знаем ни одного директивного документа о порядке эвакуации тюрем с этих территорий, в ряде случаев сопровождавшейся физической ликвидацией заключенных». Данный факт опровергает утверждения о том, что уничтожение заключенных западноукраинских тюрем являлось заранее спланированной акцией.

Чтобы представить обстановку, в которой проводилась эвакуация заключенных с территории западных областей, приведем выдержки из ряда документов, представленных в рассматриваемом материале:

«[...] В первый же день военных действий полк приступил к эвакуации тюрем западных областей Украины пешим порядком до г. Львова [...] 22 июня 1941 г. Перемышленская тюрьма, охраняемая взводом полка, и казармы взвода, находящиеся в 200 метрах от тюрьмы, подверглись внезапной артиллерийской и воздушной бомбардировке. Здание тюрьмы было частично разрушено, з/к подняли бунт и пытались вырваться из-под охраны караула. Энергичными действиями караула и подоспевшими бойцами взвода бунт был подавлен и з/к были размещены в неразрушенные камеры [...] Первая партия з/к была отправлена поездом в тюремном вагоне во Львов. Вторая партия в составе 800 з/к под конвоем в составе 14 чел., начальник конвоя сержант Кривошеев, была выведена пешим порядком в направлении Самбор [...] При подходе колонны з/к к Нижанковицам она была атакована немецким отрядом мотоциклистов, конвой был вынужден принять бой. Оставив з/к на произвол, конвой залег и открыл ружейный огонь и огонь 2-х ручных пулеметов, бой продолжался около часа. Противник, оставив несколько подбитых мотоциклов и около десятка трупов, скрылся. За время боя з/к разбежались, попытки конвоя собрать з/к ни к чему не привели [...] — (РГВА, Ф. 40631, oп. 1, д. 9, л. л. 27 — 29)»,

«[...] Львовская область — из тюрем Львовской области убыло по 1-й категории (расстреляно. — Авт.) 2464 человека, освобождено 808 заключенных, вывезено перебежчиков 201 и оставлено в тюрьмах 1546, причем в тюрьме № 1— 366 человек, в тюрьме № 2 — 66 чел. и в тюрьме № 4 —114 чел. заключенных. Главным образом обвиняемые за бытовые преступления. В ночь с 23 на 24 июня с/г по приказу Штаба г. Львова весь личный состав тюрьмы совместно с конвойной ротой, несшей наружную охрану тюрьмы, покинули город и через 4 часа возвратились обратно. За время отсутствия охраны сбежало из тюрьмы № 1 около 300 заключенных, в основном уголовный элемент. [...] На тюрьму г. Золочев было совершено несколько налетов оуновской банды. Личным составом эти банды были отбиты. [...] Из тюрьмы гор. Коломыя заключенные в количестве 453 человека были эвакуированы 1. VII.с. г. эшелоном по ж. д. в направлении ст. Жмеринка. [...] По пути следования 8. VII. с.г. в 23 часа ночи /в районе Жмеринки/ на эшелон заключенных напала вражеская авиация [...] В результате бомбежки [...] 290 заключенных разбежались, 5 з/к было убито и 6 ранено. Принятыми мерами на второй день было собрано 150 заключенных, следственных и осужденных по бытовым статьям, которых оперуполномоченный т. Тверитинов с 15-ю надзирателями повел пешим ходом дальше и, дойдя до гор. Винницы, поскольку тюрьма г. Винницы была уже эвакуирована, кормить з/к было нечем, всех заключенных своим решением освободил [...] — (ГАРФ, Ф. 9413, оп. 1, д. 23, л. л. 147 — 153)».

«[...] 22, 23 и 24 июня г. Луцк находился под интенсивной бомбардировкой авиации пр-ка, в результате тюрьма была разрушена, большая часть з/к во время бомбардировки была убита, караул, охраняющий тюрьму, до момента создавшейся угрозы захвата пp-ком г. Луцк продолжал нести службу[...] Младший сержант командир отделения Муталибов Гебюк Куханович 22.6.41 г., будучи начальником караула по охране Луцкой тюрьмы, проявил инициативу, стойкость и выдержку. При налете фашистской авиации на тюрьму часть корпуса была разбита. Воспользовавшись этим, заключенные пытались совершить побег. Одновременно тов. Муталибов смело отразил нападение вражеских лазутчиков из «пятой колонны», пытавшихся проникнуть в тюрьму для содействия побегу заключенных [...] Красноармеец Терентьев Алексей Сергеевич 24.6.41 г., будучи в карауле по охране тюрьмы № 1 в г. Львове, проявил мужество и самоотверженность [...] В результате обстрела тюрьмы бандитскими группами в тюрьме создалась паника, надзирательский состав тюрьмы сбежал. В тюрьме остался один тов. Терентьев, который, отражая нападающих, продолжал выполнять задачу охраны и обороны тюрьмы до подхода подкрепления [...] Попытки побега заключенных через взломанные ими двери камер были предотвращены [...] — (РГВА, Ф. 40631, oп. 1, д. 45, л. л. 79 — 83)».

«[...] 26.6.41 с 10.00, по распоряжению Зам. Наркома Внутренних [Дел] Союза генерал-лейтенанта тов. Масленникова, все части внутренних войск НКВД Львовского гарнизона, в том числе и 233 полк, вошли в подчинение начальника Пограничных Войск НКВД УССР генерал-майора тов. Хоменко [...] Полку поставлены следующие задачи: 1. Обеспечить наблюдение за подступами к городу в Яновском направлении. 2. Обеспечить порядок в городе путем высылки патрулей. 3. Отражение нападения на тюрьмы и ведение круглосуточной борьбы с вооруженными контрреволюционными очагами, обстреливающими проходящие войска Красной Армии из окон чердаков, костелов. [...] В ночь с 27 на 28.6.41 [...] полк вошел в состав резерва 6 корпуса РККА и занимал оборону на Сев. Зап. окраине Львова до 15.00 29.6.41. В связи с общим отходом войск фронта по приказанию Штаба 6 Армии весь наличный состав полка (один батальон), в течение дня 29.6.41 и до 2.00 30.6.41 прикрывал отход частей РККА, занимая оборону на восточной окраине города Львова у кирпичного завода и после отхода всех частей, в 2.00 30.6.41 полк отошел по маршруту Сихув — Бубрка — Рогатин — Козова — Тарнополь, под непосредственным воздействием авиации противника [...] — (РГВА, Ф. 40631, oп. 1, д. 2, л. л. 46 — 53)».

Тем не менее даже в такой обстановке руководство НКВД прилагало максимальные усилия для эвакуации заключенных из зоны боевых действий. Однако в ряде случаев, когда эвакуация становилась невозможной, принимались решения о расстреле осужденных за контрреволюционные преступления. Из приведенных в статье документов следует, что случаев расстрела в Украине было значительно больше, чем в Белоруссии. Авторы материала указывают: «Согласно таблице — справке о количестве заключенных, выбывших в ходе эвакуации (по учтенным данным на 22 января 1942 г.), подписанной зам. начальника 1-го отдела Тюремного управления НКВД СССР Волхонским, расстреляно в тюрьмах: в УССР — 8789 и в БССР — 530 человек; убито при попытке побега: в УССР — 48 человек (в строке БССР — прочерк); расстреляно конвоем в пути при подавлении бунта и сопротивления: в УССР — 123 человека (в строке БССР — прочерк); незаконно расстреляно конвоем в пути: в УССР — 55 и в БССР — 714 человек. (ГАРФ, Ф. 9413, оп. 1, д. 21, л. 229)».

Эти факты и были использованы украинскими националистами в своей пропаганде. Правда, делается это довольно своеобразным способом, — Д. И. Кулиняк, например, просто увеличил число расстрелянных заключенных в 11 раз (более чем на порядок!). Да и не один он — таких сотни, если не тысячи. Поражает безграничный цинизм этих людей, пытающихся на человеческих трагедиях заработать себе политический капитал, таким грязным способом демонизировать советскую власть и найти оправдание сотрудничеству с германскими нацистами.

Несмотря на стремление А. Гурьянова и А. Кокурина к объективному рассмотрению проблемы, им не удалось полностью избежать тенденциозности при анализе документов. Так, исследователи считают, что главная цель физического уничтожения части заключенных «состояла прежде всего в том, чтобы не оставить противнику живых свидетелей преступной практики НКВД как в довоенное время, так и в дни войны. Во многих местах эта цель достигалась уничтожением заключенных — главным образом подследственных и осужденных по «контрреволюционным» статьям».

К сожалению, авторы не поясняют, как с помощью нескольких тысяч трупов можно было скрыть «преступную практику НКВД». Это при том, что одновременно тысячи заключенных — живых свидетелей (!) просто распускались по домам. А ведь причина таких действий НКВД совершенно очевидна — по возможности сократить социальную базу и контингент возможных пособников оккупантов. К тому же в работе «Эвакуация тюрем» Гурьянов и Кокурин приводят документы, подтверждающие тот факт, что такие действия предпринимались лишь в крайних случаях: «... 20. VII. с. г. в г. Умани по распоряжению Военного прокурора фронта и Зам. Народного Комиссара Государственной Безопасности УССР — Майора Госбезопасности т. Ткаченко расстреляно и закопано 767 заключенных, осужденных и следственных по к-р статьям. Расстрел указанного контингента был вызван сложившейся обстановкой на фронте, т. к. прорвавшийся противник находился в 20 — 30 км. от гор. Умани. [...] (ГАРФ, Ф. 9413, оп. 1, д. 9, л. 165 — 166)».

В начале этой статьи отмечалось, что большинство материалов и документов, приведенных в исследовании А. Гурьянова и А. Кокурина, содержащих объективные данные о количестве заключенных, расстрелянных в тюрьмах на территории Западной Украины в июне — июле 1941 года, были доступны руководителям и активу западноукраинских областей начиная еще с 1991 года. Однако и сегодня украинской общественности, большинству граждан страны они неизвестны. Взамен навязывается лживая националистическая пропаганда о «ста тысячах расстрелянных заключенных».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Версии: даешь матриархат!

Не пора ли на фоне полного краха «мужского» всевластья, доведшего цивилизацию до...

Герои нашего времени?

Дорогая редакция «2000», пишу, отдавая себе отчет, что вы мое письмо не...

В столице состоится Х Международная пасхальная...

Ассамблея-2018 пройдет с 9 по 28 апреля, и включает 44 позиции

Была бы жаба, привыкнет и папа

Предлагаем вам посмеяться или подивиться детской непосредственности

Бальзам на душу

Капризы погоды, когда плюс с минусом чередуется по нескольку раз на дню, а...

Ядовитый поцелуй

Без этого предмета дамскую косметичку нельзя посчитать заполненной, потому что каждая...

Загрузка...

Ломать успеется

Узнать об измене любимого человека или только подозревать его в этом — страшный...

Скажи мне, кем ты работаешь, — и я скажу, грозит ли тебе...

Перечень причин разрыва отношений необычайно широк — это и измена, и отсутствие...

Отложите память в сторону

Как во Львове реагируют на скандальный польский закон? Почему в Днепре ленинградских...

Новогодняя ель: встряхнуть перед установкой!

На новогодние праздники украинцы покупают обычно свыше полумиллиона хвойных деревьев...

Обитатели свалки: «Живем, как все...»

Канадский посол в интервью газете из Кропивницкого рассказал об особенностях...

Мащины сказки

На территории старинного замка, который с недавнего времени стал символом города и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка