Немецкие кресты для советских моряков

№25 (658) 21 – 27 июня 2013 г. 19 Июня 2013 0
2007 г., Черкассы. Виктор Черномырдин награждает Тихона Величко памятной
медалью в честь 300-летия Санкт-Петербурга // UNIAN

Тихон ВЕЛИЧКО,
Черкассы

В конце лета 1944-го меня направили служить на сторожевой корабль «Гангутец».

Прошла неделя. Вызывает командир и сообщает, что меня командируют в распоряжение штаба флота.

Зачем, не говорит. Только потом я узнал — формируются десантные группы. Их задача — захватить доки, причалы и склады в таллиннском порту.

Отбор в команду проводит усатый майор, весь в орденах и медалях. Посмотрев на мою бескозырку с надписью «Гангутец», спрашивает:

— Что это за корабль — линкор, крейсер, эсминец?

— Сторожевик. Это, товарищ майор, бывший флагман эстонского флота. За героизм при обороне Ханко (Гангута) кораблю дали название «Гангутец».

— Где еще служил? — спросил майор.

— На минных тральщиках, — сказал я не подумав.

Майор ухватился за это.

— То что надо. Будешь сапером.

— Товарищ майор! Моя специальность — трюмный машинист. Я мин боюсь, на одной уже подрывался!

— Что морская, что противопехотная мина — все дрянь. Только одна большая, а другая — маленькая. Но и та и другая убивает, калечит, не спрашивая, свой или чужой. Так что, краснофлотец, ты теперь сапер. Получишь автомат и миноискатель в придачу.

Десантная наука оказалась нелегкой. Гоняли до седьмого пота. «Я с вас, морячков, корабельный жирок сгоню», — любил повторять майор. У саперов дополнительная подготовка: на заброшенном стадионе ищем мины. Правда, не настоящие, а учебные.

Наконец закончили подготовку. Потом погрузка на «студебекеры» — и вот мы уже в небольшом рыбацком поселке, где ждут катера. Знакомят с новыми командирами. Наш — капитан-лейтенант Селезнев. Невысокого роста, плотный, с рыжей бородкой, на кителе орден Красного Знамени. Видно, бывалый, тертый жизнью и войной человек.

С наступлением сумерек выходим в море. Высаживаемся в темноте. Нас уже ждут танки. Грузимся на броню. Бросок к порту был стремительным. Немцы, увидев нас, бросают все имущество и разбегаются. Выставив охранение, капитан-лейтенант разрешает поспать. Измученные, мы мигом уснули.

Примерно к обеду меня растолкали и вызвали к командиру. «Пошли, сапер, посмотрим, что нам немцы оставили», — сказал Селезнев.

Обошли территорию. Трофеев не сосчитать: в порту даже обнаружилась швейная мастерская. Стояли швейные машинки, висели на плечиках только что сшитые офицерские кителя.

Заканчивая обход, наткнулись на небольшое здание. Двери обшиты стальными листами, на окнах массивные решетки. Взрываю дверь. Внутри, кроме нескольких столов, шкафа и большого сейфа, ничего нет.

— Сейфы, даже пустые, всегда закрыты, — философски изрекает капитан-лейтенант. — Давай еще динамит, посмотрим, что немец прятал.

Подрываем сейф. Кое-как открываем изуродованную дверь. Какие-то папки, бланки, удостоверения. На всех бумагах оттиск: орел держит венок, а в нем — свастика.

— Орденские книжки, — сказал, осмотрев одну, Селезнев.

Еще часть сейфа занимают разноцветные коробочки, внутри — ордена.

— Не везет нам с тобой, сапер. Думал, в сейфе золото, бриллианты, а оказалось, немецкое дерьмо. Что нам с ним делать?.. После обеда найдешь мешок, все ордена сложишь и принесешь мне, — распорядился командир.

Так я и сделал. Но где-то десятка три самых красивых орденов положил в свой вещмешок. «Вернусь на корабль, навешаю эти кресты друзьям, вот потеха будет», — подумал я.

Когда столица Эстонии была полностью освобождена, группу нашу расформировали. Ушел, попрощавшись с нами и поблагодарив за службу, Селезнев. Некоторое время я служил в комендатуре, патрулировал город. Когда в Таллинн прибыл «Гангутец», вернулся на прежнее место службы.

Тут я устроил представление: достал из вещевого мешка трофейные кресты и, спустившись в машинное отделение, стал раздавать их всем, кто подходил ко мне. Повторял: «За храбрость и героизм награждаю тебя этим крестом, чтоб не железных, а березовых крестов было больше на немецких могилах!»

«Где ты их набрал?» — спрашивали меня. «Поснимал с убитых немецких адмиралов и офицеров», — «траванул» я, чтобы поднять свой престиж. «Что-то больно они новенькие», — заметили ребята.

Не прошло и часа, как меня вызывают к замполиту. В его каюте был и командир. В глазах командира играли смешинки, а в глазах комиссара сверкали молнии.

— Комсомолец Величко, кто тебе позволил награждать моряков славного «Гангутца» гитлеровскими орденами? Ты знаешь, чем это пахнет? Разболтался в десанте, на гауптвахту захотел?!

И к командиру:

— Нашелся новоявленный Адольф Гитлер. Это же надо додуматься — фашистские кресты вешать!

Командир стал успокаивать.

— Не горячись. Ну какой он Гитлер. Величко, сколько тебе лет?

— Восемнадцать, — отвечаю.

— А ты говоришь — Гитлер. До Гитлера ему еще расти и расти... Будем считать, что это шутка. Глупая, конечно, но шутка.

Потом ко мне:

— Сейчас же собери кресты, что раздал и что остались, и все сюда.

Расстроенный, я пошел собирать награды. Кто отдал, а кто нет. Принес замполиту, высыпал на стол. Командир разровнял горку крестов и спрашивает:

— Где же столько раздобыл, десантник?

— Это только часть того, что было в сейфе. Остальное собрал и отдал капитан-лейтенанту Селезневу, — отрапортовал я.

— А ты знаешь, что за ордена принес?

Медаль «За службу в морской пехоте».
Министерство обороны РФ удостоило
этой награды Тихона Мокеевича в
2008-м // ONAGRADAH.RU

— «Немецкое дерьмо! — отвечаю. — Так их Селезнев назвал.

— Нет, Величко, это не «дерьмо». Вот этот орден — крест с мечами и дубовыми листьями — по статусу равен нашему ордену Ушакова. Такие награды получают адмиралы и высшие офицеры немецкого флота.

И замполиту:

— Величко нужно не на гауптвахту сажать, а представить к награде, за то что оставил фашистов без орденов... Ладно, будем считать, что ты на корабль ничего не приносил. А все эти железки сдадим в музей.

Прошли годы. Как-то у одного антиквара спросил, сколько могут стоить флотские ордена нацистской Германии. Он аж затрясся: «Им сегодня цены нет. Морские награды — большая редкость. Они остались в море с погибшими офицерами».

Бог с ними, с теми орденами. Прошло столько лет с военной поры. Таллинн — главный город другой, уже не советской Эстонии. Сегодня в красивый, благоустроенный порт приходят корабли из разных стран. Война стала далеким прошлым. А я, наверное, «последний из могикан», участвовавший в том памятном таллиннском десанте.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Одна на всех Победа

Средства для Победы собирались даже на оккупированных территориях

Будто мы виноваты, что была война

Научитесь управлять государством, а главное — проявляйте заботу о людях

Слово про друга

«Крила, обпалені на льоту» – це саме про мого самого доброго і вірного друга,...

Джерело пам’яті

Хто був тут першим, кому завдячує іменем цей благодатний острівець земної краси –...

Принадлежит вечности

Сегодня 22 июня. А значит, на календаре день начала самой масштабной и кровопролитной из...

Знамя возмездия

Наши отцы и деды победили не Германию! Они победили фашизм, вот ту идею...

Редактор Победы

Ивану ГУМЕНЮКУ достался довольно необычный противник — ему пришлось воевать... с...

Великая победа на медицинском и эпидемиологическом...

Не слишком известная широкой общественности, но важная сторона Великой Отечественной...

Почему Победа наступила именно 9 мая

Ни один человек в здравой исторической памяти не поставит под сомнение всемирно...

Голем Бабьего Яра

Скандал вокруг негосударственного Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр»...

Наша Победа. Движение сопротивления в Нидерландах

Гитлер захватил эту страну всего за  шесть дней. Чтобы запугать, разбомбил один из...

Знамя Победы над Рейхстагом. История одной фотографии

Знамя Победы над Рейхстагом  в мае 45 года. Этот снимок стал символом свержения...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка