Похоронка

№17 (905) 26 апреля — 2 мая 2019 г. 24 Апреля 2019 5

Мой отец, слава богу, вернулся с Великой Отечественной войны. Солдатский орден нашел его спустя несколько лет после ее окончания. А вот мой тесть, сержант Савчук Ефим Павлович, уроженец города Василькова, что под Киевом, погиб на фронте 6 сентября 1943 г. Место последнего боя и братской могилы, где он захоронен, отыскала через пятьдесят четыре года его дочь, моя жена.

В сентябре 1943 г. ей исполнилось 1 год и 2 месяца. Никаких сведений о погибшем отце не было. Ее память сохранила лишь отрывочные воспоминания о нем, услышанные в детстве из уст своей — ныне покойной — матери. Не было даже отцовской фотографии. Неизвестна была и его родословная. Все семейные реликвии пропали во время мытарств — от Киева до Новосибирска и Комсомольска-на-Амуре при эвакуации. Сохранилась только похоронка (извещение) со следами слез.

Ефим Павлович Савчук, 1939 г.

Поиски информации о жизни Ефима Павловича сопряжены с чередой случайных событий и неожиданных встреч, часто удивительных не только из-за их маловероятности, но и с точки зрения степени соучастия в этом деянии совсем незнакомых людей. Результат поиска — восстановление через полвека подлинной картины короткой жизни Ефима Савчука. Это не версия или придуманный сценарий, а достоверный факт — уникальный, хотя, вероятно, в послевоенное время не единственный.

История народа складывается из фрагментов жизни множества лиц — как дом строится из массы отдельных кирпичиков. Судьба каждого человека представляет крохотный эпизод бытия поколения.

Ефим Павлович Савчук был обычным украинцем. Одним из миллионов известных и неизвестных солдат, погибших в боях за Отчизну. В моем сознании его образ воспринимается как собирательный, близкий и понятный нам. Именно поэтому и возникло непреодолимое желание изложить на бумаге свои ощущения и чувства по отношению к нему и произошедшим событиям.

На место последнего боя

Несколько десятилетий мою жену мучила мысль о невыполненном дочернем долге. Она чувствовала себя будто бы виноватой в том, что не отыскала могилу погибшего на войне отца и не может ее посещать. Возложение цветов в День Победы у памятников освободителям Украины от фашизма не заглушало это жжение и не оправдывало бездействия. Болела душа. Все чаще возникали вопросы о деревне Козловка, в боях за которую, как сказано в похоронке, погиб отец. Откладывать поиски стало невмоготу. Надо было ехать в Козловку — на место последнего боя Ефима Павловича. Разыскивать братскую могилу, в которой он похоронен. А возможно, и найти живых свидетелей того трагического времени.

В 1996 г. телефонная связь с Россией еще действовала, и я позвонил губернатору Калужской области, чтобы узнать, сохранилась ли деревня Козловка и как до нее можно добраться. Губернатор (Олег Витальевич Савченко. — Ред.) отреагировал с пониманием и сочувствием. Сообщил, что деревня Козловка территориально относится теперь к Куйбышевскому р-ну Калужской обл. (во время войны — к Кировскому, Смоленской обл.). Райцентр — поселок городского типа Бетлица. Подсказал также, каким маршрутом удобно добираться автомобилем. Этот разговор стал последней каплей в принятии женой решения выезжать безотлагательно.

Жена моя никакого опыта дальних поездок не имела. Тем более по таким печальным поводам. Пребывала она, понятно, в стрессовом состоянии. В пути ее сопровождали два водителя, Михаил и Володя. В то время в Украине не было изобилия. Но все, что требовалось для поминальной трапезы согласно нашим обычаям, загрузили в багажник. Взяли с собой преимущественно украинские продукты — горилку, сало, домашнюю колбасу, нежинские огурцы, лук, хлеб. Чтобы в такой простонародной форме передать Ефиму Павловичу, его могиле весточку от родной Киевщины. Наивно, конечно, но жена именно так хотела помянуть отца на его могиле.

Рассказы супруги о последующих событиях сбивчивы. Выехали утром. До поселка Бетлица, недалеко от которого расположена деревня Козловка, от Киева примерно 650 км. Маршрут пролегал через Черниговщину в направлении городов Брянск и Калуга. В пределах Украины проезжали мимо Нежина. В этом городе Черниговской области родилась мама моей жены — Глушко Нина Васильевна. Именно она была единственным источником сведений о погибшем муже. До конца своих дней она берегла, как самую дорогую святыню, похоронку. Проехав после Брянска примерно треть пути до Калуги, в поселке Жиздра повернули налево. Далее дорога вела прямо в Бетлицу.

По воспоминаниям жены, к ее миссии с уважением и вниманием отнеслись как украинские, так и российские таможенники и пограничники. Понимая ее состояние, быстро, без очереди и проволочек оформили разрешительные документы на пересечение границы.

Заканчивалось лето, урожай с полей уже собрали. Территория Украины вдоль дороги, по которой ехали, в то время была заселена более плотно, чем в России. По внешним признакам население деревень, поселков, городов по обе стороны границы жило небогато. Встречалось много ветхих и заброшенных домов, построек, остатков разрушенных колхозных ферм и машинно-тракторных станций.

«Перестройка» остановилась на этапе развала производственных и хозяйственных структур, а до постройки чего-то нового, лучшего дело так и не дошло. На российской территории видели много небольших памятников погибшим воинам, свидетельствующих о жестоких боях в этих местах. Памятники простые, скромные, но все ухожены, аккуратно прибраны. Чувствовалось уважительное отношение к ним местных жителей.

В Бетлице

В Бетлицу приехали вечером, часов в семь. Накрапывал мелкий дождь. Людей на улицах почти не было. И тут в события вмешался счастливый, насколько допустимо так говорить в данной ситуации, случай. Можно считать — повезло. Увидели молодую женщину, у которой спросили, где находится военкомат. Женщина ответила, что покажет и что лично знает военкома. Она села в машину. Звали ее Татьяной.

Жена рассказала о цели поездки, и Татьяна как-то сразу прониклась участием. С ее помощью отыскали военкома — майора Гончарова Сергея Евгеньевича. Он активно включился в процесс: отложив дела, поехал с женой и водителями и поселил их в местной небольшой гостинице, единственной в городе. Предложил утром встретиться.

Татьяна оказалась журналисткой. Работала на местном радио. Жила в Бетлице с мамой Антониной Федоровной и шестилетней дочерью Настей. Нередко вела передачи о воинах, погибших в затяжных тяжелых боях, которые велись на местном плацдарме. Татьяна была знакома с членами поисковых отрядов, энтузиастами, которые разыскивали останки погибших воинов, восстанавливали их имена, находили родственников. Она рассказала, что останки бойцов, погибших в сражении за Козловку, перенесены из братской могилы в поселок Бетлица. А имена воинов, которые восстановлены по сохранившимся солдатским медальонам, указаны на памятнике в центре города.

Утром следующего дня Татьяна повела жену с сопровождавшими ее мужчинами к памятнику-обелиску. Чувства, которые испытала жена, увидев на нем надпись крупными буквами «Савчук Ефим Павлович», выразить словами невозможно. Рядом с фамилией украинца Савчука в длинном списке красноармейцев на памятной плите значатся имена погибших русских, белорусов, бойцов других национальностей. Никто ни тогда, ни сейчас не делит героев в братских могилах по этническому признаку. Все свои, все родные. Они бок о бок насмерть сражались с врагом.

На Безымянной высоте

В тот же день жена посетила мемориальный комплекс, возведенный на всенародно известной Безымянной высоте у деревни Рубеженки. Мемориал был открыт 9 мая 1980 г. в память о героях, павших смертью храбрых. В частности — в память бойцов 718-го полка 139-й стрелковой дивизии, большинство из которых были добровольцами, ушедшими на фронт из Новосибирска. В мемориальный комплекс входит Музей боевой славы. Жена встретилась с его директором, и та рассказала о деталях сражений, в т. ч. и о боях в Козловке.

Деревни Козловка и Рубеженки расположены в нескольких километрах одна от другой в Куйбышевском р-не Калужской обл. Говоря военным языком — на одном плацдарме сражений. За неделю до битвы 14 сентября 1943 г. на Безымянной высоте в ходе той же стратегической операции 139-я дивизия вела не менее ожесточенные бои за соседнюю деревню Козловка. Именно здесь 6 сентября 1943 г погиб сержант Ефим Савчук. Украинец, ушедший добровольцем в сформированную в Новосибирске Сталинскую сибирскую дивизию. Героизм защитников именно этого рубежа вдохновил поэта Михаила Матусовского и композитора Вениамина Баснера на создание знаменитой песни-реквиема:

Да будет не забыт ваш подвиг!

Как не забыты будут те —

У незнакомого поселка,

На Безымянной высоте.

По мнению моей жены, мемориальный комплекс на Безымянной высоте достойно выражает одновременно и неутихающую боль, и память о погибших героях, и торжество жизни, и призыв к миру. Киев был освобожден в ноябре 1943 г. Через два месяца после того, как в боях с фашистами погиб Ефим Павлович, который воевал и за Киев, и за освобождение Украины в целом.

Козловка

На следующий день жена отправилась в деревню Козловка. Судя по рассказам местных жителей, по отрывочным сообщениям в газетах того времени, после освобождения Козловки от гитлеровцев в деревне не осталось ни одного уцелевшего дома. В ходе боев все было сожжено. На пожарищах чернели лишь печные трубы. О жестоких боях в окрестностях Козловки свидетельствует то, что даже спустя пятьдесят лет после войны каждую неделю с прилегающих полей вывозили на грузовиках неразорвавшиеся снаряды — эхо войны.

Постепенно деревня отстроилась. Все дома и хозяйственные постройки в Козловке из дерева. Мебель в домах деревянная, простая, часто кустарного изготовления. По рассказам жены, в центральных комнатах деревянных домов, как правило, стоял большой прямоугольный стол, по бокам его — лавки. Жена посетила дома, в которых жили старики. Когда она расспрашивала их о прошедших здесь боях, не помнят ли они кого-либо из погибших солдат, старики начинали плакать. Ничего вспомнить и рассказать не могли. Жена просила их помянуть погибших воинов и, в частности, Ефима Павловича, но налить фронтовые сто граммов не решалась. Уж больно слабыми были старики. На поминки оставляла вино и привезенные продукты.

В последний день пребывания супруги в Бетлице военком, Татьяна и местный фермер организовали в помещении кафе Дома культуры поминальный обед в память о Ефиме Савчуке. Прошло с тех пор более двадцати лет, и жена уже не помнит имени и фамилии фермера. Это был высокий, крупный мужчина 40—45 лет. У фермера на войне погибли родные и близкие, и он искренне сочувствует всем, кто приезжает в Бетлицу почтить память бойцов.

Следующим утром выезжали в Киев. Когда жена подошла к стойке регистрации гостиницы, чтобы рассчитаться за ночлег, администратор сказала, что они не берут деньги за проживание с тех гостей, которые приезжают почтить память погибших и похороненных здесь воинов. Такие правила были заведены в небольшой провинциальной гостинице. Этот неожиданный и весьма показательный факт говорит о многом.

Жена пригласила Татьяну приехать в Киев. И летом следующего года она гостила у нас. Вместе осмотрели знаковые места Киева. Побывали в музеях, в лавре.

Через год на День Победы жена еще раз ездила в Бетлицу. К Безымянной высоте тогда из разных городов СНГ съехалось много людей.

Посылка из Новосибирска

Время идет. В последние годы связь с Татьяной и ее семьей как-то прервалась. Они сменили место жительства. Нового адреса мы не знаем. Но жена намерена восстановить утраченные контакты и возобновить переписку.

Результат поездки на место последнего боя Ефима Павловича Савчука обязывал продолжить поиски информации в Украине. Исходные сведения были крайне скудными и неопределенными. Известно было лишь, что Ефим Павлович и его жена Нина Васильевна работали на Киевском самолетостроительном заводе (позднее завод под названием «АВИАНТ» вошел в состав АНТК им. О. К. Антонова).

Кстати, в 2020 г. заводу исполняется 100 лет. На стр. 107 книги В. А. Степанченко, В. С. Петренко «Киевские самолетостроители», написанной на основе документов и изданной в Киеве в 1970 г., среди киевских самолетостроителей, отдавших жизнь за победу в боях с фашистскими захватчиками, значится и Ефим Савчук. Вот и вся информация, которая была известна нашей семье в конце девяностых годов прошлого столетия.

Небольшая ремарка, но, думаю, она очень важна сейчас. Приведу два примера из истории. Первый. В 1941 г. во время обороны Киева, когда к городу рвались гитлеровцы, на заводе в условиях непрекращающихся бомбежек за одну неделю с нуля организовали производство 50-миллиметровых минометов.

Второй. Новосибирский авиазавод, в состав которого вошли эвакуированные Киевский самолетостроительный завод и киевские самолетостроители, среди которых были Ефим Савчук и его жена, в военные годы выпускал в день до 33(!) самолетов. Хотелось бы пожелать руководителям всех государственных предприятий, в т. ч. и завода им. Антонова, сравнить эффективность своей деятельности с результатами трудового подвига самолетостроителей в то тяжелейшее для страны время.

Директором завода «АВИАНТ» в середине 1990-х был Харлов Александр Иванович (к сожалению, он безвременно погиб в автокатастрофе. Светлая ему память). Я позвонил Александру Ивановичу и попросил посмотреть в архивах информацию о Савчуке Ефиме Павловиче, который в 1941-м вместе с заводом и семьей был эвакуирован в Новосибирск. Дней через десять Александр Иванович позвонил и сообщил, что вынужден меня огорчить: никакой информации в архивах завода не обнаружили.

Я, конечно, не обрадовался, но искренне поблагодарил. Почувствовав мое разочарование, Харлов вдруг сказал: «А знаете, я позвоню на авиазавод в Новосибирск. В Советском Союзе был порядок. На военных заводах срок хранения документов в архивах 75 лет. Возможно, эти правила еще действуют». Я еще раз поблагодарил, но энтузиазма, по понятным причинам, не испытывал.

Через две недели прозвучал звонок от Харлова, и я услышал его радостный голос: «На заводе в Новосибирске нашли и прислали личное дело Ефима Павловича Савчука. Я прочитал автобиографию, написанную его рукой. Он наш, заводской». Через полчаса я держал в руках конверт, а в нем — написанная собственноручно отцом супруги автобиография и анкета с приклеенной в правом углу первой страницы маленькой фотографией.

Вспоминая этот эпизод, думаю об Александре Ивановиче Харлове, который при всей загруженности директорскими заботами проявил инициативу и нашел время для поиска документов погибшего на войне рабочего своего завода, которого не знал и о котором раньше даже не слышал. Но его трогала судьба каждого солдата. Настоящим красным директором был Харлов, таких осталось уже совсем мало.

Из автобиографии Ефима Павловича мы узнали, что родился он 9 апреля 1914 г. в семье кустаря-сапожника. Отец — Савчук Павел Савельевич, мама — Самойленко Мария Ивановна. Семья проживала в Василькове, по адресу Белоцерковский переулок, дом 16. На авиазаводе в Киеве Ефим Павлович работал слесарем 5-го разряда, в Новосибирске — слесарем-мастером. Рядом на заводе и в Киеве, и в Новосибирске трудилась нормировщицей его жена — Глушко Нина Васильевна. На фронт Ефим Павлович ушел добровольцем в составе Сталинской сибирской дивизии.

Такого переулка нет

В ближайший выходной мы поехали в Васильков. Местные жители сказали, что Белоцерковского переулка, который указан в документах, составленных 31.12.1939 г., в городе нет. Похоже, что на месте переулка выросли новые многоэтажные дома. И это нормально, так и должно быть. Жизнь ведь не остановить.

Прошло более семидесяти пяти лет со времени боев Сталинской сибирской дивизии за деревню Козловка. Затянулись раны войны. Сменились поколения. Взрослыми стали дети и внуки погибших и оставшихся в живых победителей в той кровопролитной войне. Уже растут правнуки. Ефим Павлович погиб 6 сентября 1943 г., а 7 сентября, но уже 1970 г. родился его старший внук. Символично. День и месяц рождения одного из правнуков 14 января совпадает с датой рождения другого прадеда, по отцовской линии. Тоже солдата, непосредственно участвовавшего и пролившего кровь за Победу в Великой Отечественной войне. Годы рождения только разнятся на 90 лет. Род Ефима Павловича Савчука продолжают дочь, я, его зять, двое внуков, две правнучки и четыре правнука. Они знают по рассказам от нас о своем дедушке и прадедушке Ефиме Павловиче, который пал смертью храбрых в боях с фашистами. Уверен, что они будут помнить о нем всегда.

Когда мы с женой ежегодно 9 мая возлагаем цветы к Монументу Славы в Киеве, то наряду с болью за понесенные утраты в той Великой Отечественной войне мы испытываем гордость за наших отцов и за наш народ, не дрогнувший перед фашистской ордой, проявивший небывалый, истинный героизм. Мы понимаем, что мир — едва ли не главная ценность жизни. Все войны заканчиваются миром. И чем скорее он приходит, тем меньше братских могил.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка