Редактор Победы

№7 (498) 19 - 25 февраля 2010 г. 09 Мая 2020 5

Иван Васильевич Гуменюк

Сегодня, когда уходит в прошлое «оранжевая пятилетка», ставшая эпохой национального разочарования, к нам возвращаются наши любимые праздники, и в их числе — День защитника Отечества. Конечно, все эти годы мы не забывали о нем, однако попытки перенести праздник с 23 февраля на другой день календаря омрачали торжество. Но мы верим, что теперь это в прошлом. И сегодня от души поздравляем читателей «2000» с главным мужским праздником и предлагаем их вниманию интервью с одним из ветеранов. Он — один из тех, для кого Вторая мировая война была и остается Великой Отечественной.

Моему собеседнику, Ивану ГУМЕНЮКУ, достался довольно необычный противник — ему пришлось воевать... с испанцами. Узнав об этом, я первым делом попросил Ивана Васильевича рассказать о боях с жителями Иберийского полуострова.

— Наша 147-я стрелковая дивизия столкнулась с ними в январе 1943 г. на Волховском фронте. Испанцы служили в т. н. «Голубой дивизии»*, почти на 70% состоящей из уголовников и других деклассированных элементов, которые добровольно отправились воевать против СССР.

_________________________________________

*Официально она называлась 250-й дивизией испанских добровольцев. Свое прозвище получила за голубой и синий цвета рубашек фалангистов (членов испанской крайне правой партии), которые они носили под германскими мундирами. С октября 1941 г. «Голубая дивизия» воевала на фронте под Волховом. В 1943 г. понесла тяжелые потери. В октябре того же года диктатор Испании Франсиско Франко принял решение расформировать дивизию. Однако часть ее бойцов продолжала служить в вермахте вплоть до его разгрома в мае 1945 г.— Иван Васильевич, а где вы встретили 9 мая 1945 г.?

— И как это у них получалось?

— Вы знаете, солдаты «Голубой дивизии» дрались отчаянно и в бою были очень жестокими.

— Но все равно победа осталась за нашими войсками...

— Разумеется, в 9.30 утра 18 января 123-я стрелковая бригада из состава Ленинградского фронта соединилась с подразделениями 372-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии Волховского фронта. А к 27 января блокада Ленинграда была прорвана. Наша дивизия тоже внесла свой вклад в успех этой операции.

Информационный листок газеты «Наша перемога». Ее редактором был Иван Васильевич

— Иван Васильевич, давайте вернемся чуть назад и поговорим о роковой дате — 22 июня 1941 г.

— Если можно так сказать, в моей жизни было два «22 июня». В 1938 г. в этот день в Доме культуры поселка Мурованые Куриловцы (Винницкая область) мне и моим одноклассникам вручали аттестаты зрелости. Большинство тех, кто учился со мной в одном классе, прошли через горнило войны. Например, Коля Зелинский и Гриша Шевчук после школы поступили в военные училища и дослужились до звания полковника. Мой друг Петя Заричняк закончил войну майором. Были среди моих одноклассников те, кто боролся в подполье. Некоторых мы после войны не досчитались. Например, Адольфа Нульмана, Василия Кухарика и Дмитрия Микитюка.

А 22 июня в 1941 г. я встретил на должности первого секретаря райкома комсомола, куда был направлен в 1940-м после окончания Винницкого учительского института.

— Вы говорили о своих одноклассниках, а как ваша военная биография сложилась?

— В 1942—1943 гг. я воевал на Волховском фронте, потом работал в тылу.

— Хочу спросить вас как фронтовика, кто из полководцев у вас и ваших боевых товарищей пользовался наибольшей популярностью — Жуков, Рокоссовский или, может быть, кто-то другой?

— Бесспорным авторитетом был, разумеется, маршал Советского Союза Георгий Жуков. Ну а среди нас, бойцов Волховского фронта, популярен был наш командующий генерал армии Кирилл Мерецков (впоследствии маршал). Это под его командованием нам удалось в начале 1943-го прорвать блокадное кольцо вокруг Ленинграда, а год спустя блокада города на Неве была полностью снята. И этой операцией тоже руководил Мерецков.

— Когда в Советском Союзе началась «перестройка», стали много писать и говорить штрафбатах, заградотрядах, бездарном партийном руководстве и т. д. Говорят об этом и сейчас. Как вы к этому относитесь?

— Знаете, мы начали с осуждения сталинских репрессий, а дошли до того, что подвиги наших солдат приравняли к зверствам гитлеровцев! Ведь никто не отрицает репрессии. В Мурованых Куриловцах, например, в 1937 г. был арестован наш учитель химии Лев Борисович Никитин. Мы его больше не увидели, и для всех это была большая утрата. Но давайте помнить и о том, что во время Великой Отечественной в вооруженных силах находилось 60% коммунистов, без которых победа была бы невозможна.

— Предполагаю, что' вы ответите, но все-таки спрошу: как вы относитесь к УПА и ее «борьбе с фашизмом»?

— Как я могу к ней относиться? Я помню наше фронтовое братство: майора Барабаша из Полтавы, капитана Шавровского из Житомира, старших лейтенантов Гамазеева (татарина) и Коржова (русского, родом из Воронежской области). Помню замкомандира полка майора Кватадзе и начальника артиллерии капитана Чайковского (белоруса). Все мы защищали свою Родину. И хотя той страны уже нет, но она осталась в наших сердцах.

А «антифашистская борьба» УПА — это миф, который ничем нельзя подтвердить. Зато мы все прекрасно знаем, что участники «национально-освободительного движения» служили в полиции и дивизии СС «Галичина». И помним, сколько на их счету жертв среди мирного населения.

— На Виннитчине. После Волховского фронта мне пришлось работать в Саратове на украинском республиканском радио, которое находилось в этом поволжском городе в эвакуации. А в 1944 г. меня направили в Мурованые Куриловцы на должность главного редактора районной газеты.

До войны в поселке выходила газета «Шлях колективіста». В 1941 г. ее редакторы Петр Корчевой и Иван Храпко были призваны в армию. С фронта они не вернулись. Новую газету, которая получила название «Наша перемога» пришлось создавать заново. Работали по 14—16 часов в сутки. Постоянно возникали проблемы: то свет в типографии пропадал, и мы сидели при свечах, то шрифтов не было, то краски не хватало. Газета печаталась на серой, толстой, как подошва, бумаге. Но если бы вы знали, как «Наша перемога» была нужна людям! И в Мурованых Куриловцах, и в селах района она шла просто нарасхват. А все потому, что была единственным источником информации о том, что происходит на фронте — ведь долгое время у нас даже радио не работало.

— Вы, наверное, не только редактировали газету, но и сами занимались журналистикой?

— Я писать начал еще в третьем классе! Мои заметки печатались в газете «На зміну», которая была органом ЦК комсомола Украины. А в четвертом классе за небольшие статьи в районной газете меня премировали костюмом. Но я был недоволен этой наградой и послал в редакцию письмо, где просил, чтобы меня наградили часами.

— И что, поменяли вам премию?

— Да. Вместо костюма я получил швейцарские часы фирмы «Мозер». Они меня никогда не подводили.

— Как ваша жизнь после войны сложилась?

— Не могу жаловаться. После Мурованых Куриловцев работал в республиканской газете «Молодь України». Потом 28 лет был главным редактором «Надднестрянской правды» — газеты Могилев-Подольского района Винницкой области. Сейчас она называется «Слово Придністров'я». Продолжают выходить и другие газеты, в которых я работал. Правда, «Наша перемога», которая несколько десятилетий была «Маяком комунізму», теперь называется «Наше Придністров'я». А «Молодь України» свое название не меняла.

— А воинское звание у вас какое?

— Полковник запаса. Дослужился (смеется).

От автора

В заключение хочу рассказать то, о чем мой собеседник скромно умолчал. Иван Гуменюк родился 15 сентября 1920 г. в селе Кривохижинцы Мурованокуриловецкого р-на Винницкой обл. Кроме Винницкого учительского института, он окончил Киевский пединститут им. М. Горького и республиканскую Высшую партийную школу.Иван Васильевич Гуменюк

Когда началась война, Ивану Васильевичу шел двадцать первый год, когда прозвучали победные залпы, ему еще не исполнилось 25. Я неспроста уделяю столько внимания хронологии. По статистике, 74% безвозвратных потерь Красной армии — это военнослужащие в возрасте 19—35 лет. Мой собеседник тоже мог оказаться среди своих сверстников, навсегда оставшихся молодыми. Иван Васильевич не стал рассказывать, как он оказался в Саратове. Я сделаю это за него — в тыл он попал после очень тяжелого ранения.

Еще несколько слов о наградах Ивана Васильевича. Он кавалер Ордена Отечественной войны I и II ст. Награжден медалями «За победу над Германией» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», медалями в честь юбилеев Победы и Вооруженных сил СССР, а также знаком отличия Фонда ветеранов военной разведки «За заслуги». Мирная деятельность Ивана Гуменюка отмечена также несколькими медалями: «За трудовую доблесть», «За трудовое отличие» и «Ветеран труда».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Джерело пам’яті

Хто був тут першим, кому завдячує іменем цей благодатний острівець земної краси –...

Принадлежит вечности

Сегодня 22 июня. А значит, на календаре день начала самой масштабной и кровопролитной из...

Знамя возмездия

Наши отцы и деды победили не Германию! Они победили фашизм, вот ту идею...

Великая победа на медицинском и эпидемиологическом...

Не слишком известная широкой общественности, но важная сторона Великой Отечественной...

Почему Победа наступила именно 9 мая

Ни один человек в здравой исторической памяти не поставит под сомнение всемирно...

Голем Бабьего Яра

Скандал вокруг негосударственного Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр»...

Наша Победа. Движение сопротивления в Нидерландах

Гитлер захватил эту страну всего за  шесть дней. Чтобы запугать, разбомбил один из...

Знамя Победы над Рейхстагом. История одной фотографии

Знамя Победы над Рейхстагом  в мае 45 года. Этот снимок стал символом свержения...

Судьба, продиктованная войной

Светлой памяти нашей бабушки Лидии Ефимовны Трактирщик

С освободительной миссией

Зафронтовые группы НКГБ УССР в странах Восточной Европы

21 апреля – день освобождения Польши

21 апреля был подписан договор о дружбе между Польшей и Cоветским Союзом.  Программа...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка