Виталий Валентинович Пустовалов — физик, лирик и гражданин

№35 (666) 30 августа – 5 сентября 2013 г. 30 Августа 2013 0

Александр СМИРНОВ

19 августа харьковскому физику-экспериментатору профессору Виталию Валентиновичу Пустовалову, многолетнему и верному читателю «2000», исполнилось бы 83 года. Его статья «Декристаллизация. Украина уходит из научных сообществ» («2000», №44(628) от 2—8.11.2012) стала последней публикацией ученого — он ушел из жизни 30 апреля с. г. Статью-отклик на поднятую им тему Игоря Поддубного в №18—19(652) от 17—23.05.2013 г. Виталий Валентинович уже не прочел...

Стиль жизни профессора Пустовалова отличался на редкость четкой организацией и упорядоченностью. Все у него всегда было на нужном месте и не пропадало зря как на работе, так и в быту. Причем ничего общего с сухой педантичностью эта черта характера не имела. Его организованность проявлялась, в частности, в том, что, прочитав очередной выпуск «2000», ознакомив с наиболее интересными материалами друзей и единомышленников, он аккуратно складывал номер и относил его в филиал Дзержинской районной библиотеки на улице Есенина, неподалеку от своего дома. Так же он поступал и с любимой «Литературной газетой», которую выписывал много десятилетий. Нищее финансирование государственных библиотек вкупе с политическими вкусами начальства сделали невозможной их нормальную подписку на эти недешевые издания. Таким образом, многолетние архивы «2000» и «Литературки» в одной отдельно взятой библиотеке Харькова — заслуга исключительно Пустовалова.

Виталий Валентинович окончил физико-математический факультет Харьковского госуниверситета в 1953 г. и был распределен в харьковский Всесоюзный НИИ огнеупоров. Там он исследовал теплопроводность диэлектриков при высоких температурах и наработал материал на кандидатскую диссертацию. Еще не успев ее защитить, молодой ученый в 1961 г. резко меняет область исследований. Годом ранее в Харькове был организован Физико-технический институт низких температур (ФТИНТ) АН УССР, и Пустовалов решает перейти в новый институт, стены которого предстояло возвести. Так после краткого «высокотемпературного старта» начался главный, «низкотемпературный», период его научной биографии, который продлился почти 52 года.

В 1967 г. был получен один из его важнейших результатов — он открыл влияние сверхпроводящего перехода на пластические свойства металлов. Тем самым впервые было обнаружено влияние квантовых (микроскопических) свойств металла на его макроскопические механические характеристики. К сожалению, по причинам, далеким от науки, это открытие не было надлежащим образом оформлено и защищено дипломами. Не отмечено оно наградами и премиями. Но неформальное признание советского приоритета в лице исследовательской группы Пустовалова прочно закрепилось в мировом научном сообществе.

В начале 1980-х гг. под его руководством была разработана и построена единственная в мире сверхнизкотемпературная установка, позволяющая проводить исследования при температурах вплоть до 0,4 градуса Кельвина! Так близко к абсолютному нулю и поныне не приблизилась ни одна другая лаборатория в мире, где исследуют механические свойства твердых тел. С помощью уникальной установки получен ряд фундаментальных результатов, углубляющих понимание роли квантовых эффектов при пластической деформации. Установка продолжает интенсивно работать.

Пустовалов подготовил 12 кандидатов наук, два из них впоследствии стали докторами наук. Он автор и соавтор около двух сотен научных статей, 6 монографий и 8 больших научных обзоров.

На последнем обстоятельстве остановимся особо. Дело в том, что для Пустовалова-исследователя всегда была характерна тяга к глубокому осмыслению и обобщению полученных ранее знаний. Оригинальные статьи обязаны писать все научные работники — если они их не пишут, то не вправе называться таковыми. Но далеко не каждому дан талант обобщать свои и чужие результаты, подводить итоги под этапами научных исследований. Виталий Валентинович по своей природе был систематизатором знаний, распыленную по журналам информацию он «плотно упаковывал» в своих обзорах и монографиях.

Эта особенность его творческой натуры широко проявлялась не только в профессиональной деятельности, но и при повседневном общении. Он прекрасно знал музыку, живопись, прозу и поэзию. Часто от него можно было услышать: «А вы знаете, что..? А вы читали это?» В кругу друзей и знакомых, кроме теплого прозвища Виташа, было еще одно — наш Песталоцци. Он был пропитан духом эпохи нового Просвещения, щедро делился знаниями во всех областях науки и культуры.

Виталий Валентинович всегда любил шутку и юмор. Перевалив 80-летний рубеж, учредил «Клуб восьмидесятилетних», а себя провозгласил его председателем. Первое расширенное «заседание клуба» с приглашением всего коллектива Отдела физики реальных кристаллов ФТИНТ НАНУ было приурочено к 80-летнему юбилею председателя. «Заседание» состоялось в концертном зале Харьковской областной филармонии — Пустовалов купил билеты на симфонический концерт и пригласил туда весь отдел с семьями!

К музыке Виталий Валентинович был неравнодушен с детства. Окончил музыкальную школу по классу фортепиано, в университете и в НИИ огнеупоров пел в хоре. Когда в Харьковской филармонии начался многолетний кризис (принадлежавшее ей историческое здание снесли как якобы непригодное для восстановления, а переданное взамен годами не ремонтировалось), Пустовалов через местные СМИ организовал сбор пожертвований для возрождения филармонии.

Верный тяге обобщать и подводить итоги, он подготовил и на свои средства издал двухтомный сборник материалов, посвященный полувековой истории Отдела физики реальных кристаллов ФТИНТа. Первый том вышел в 2007 г. и был назван «Физика и лирика реальных кристаллов», а во втором томе (2012) к прежнему названию добавилась «этика»: «Физика, лирика и этика реальных кристаллов». Щепетильный в вопросах этики вообще и научной этики в частности Пустовалов расширил тематику сборника.

Виталий Валентинович никогда не состоял в политических партиях, не ходил на митинги, и, казалось бы, его можно было назвать аполитичным кабинетным ученым. Однако это совершенно неверно. Будучи неактивным внешне, он постоянно и напряженно работал над осмыслением политической ситуации, обсуждая ее в узком кругу друзей-единомышленников, а также друзей-оппонентов. Былое единство во взглядах либеральной интеллигенции давно миновало, и взгляды многих друзей далеко разошлись. Бывали периоды, когда на политические дискуссии налагалось табу — настолько разрушительными они стали для его здоровья. Он и метафорически, и буквально сердцем болел за то, что происходило с его Родиной. 19 августа 1991 г., в день недолгого явления ГКЧП народу, который совпал с днем его рождения, Виталий Валентинович слег с инфарктом...

В годы т. н. «застоя» взгляды многих романтиков-шестидесятников эволюционировали в сторону, скажем так, «интеллектуального антикоммунизма» (не путать с антикоммунизмом политическим). Тогда, в 1970-е гг., Пустовалов выписывал северокорейский журнал «Корея». Как принято говорить, «для хохмы». Пропагандой идей чучхе этот журнал веселил советскую либеральную интеллигенцию похлеще «Крокодила» и 16-й страницы «ЛГ» вместе взятых. Цитаты из «Кореи» циркулировали в интеллигентской среде как сборник анекдотов. Кто держал тот незабываемый журнал в руках, меня поймет.

В короткое время «перестройки» Виталий Валентинович, как и большинство из нас, зачитывался «разоблачительными» публикациями «Огонька» и других изданий такого рода. На некоторое время и он попал под влияние сочинений Резуна-Суворова: его альтернативная «интерпретация» истории Великой Отечественной войны казалась свежим взглядом на давно известные факты. Однако привычка думать независимо, сопоставлять информацию из различных источников с неизбежностью вели к освобождению от навязываемых манипуляторами мифов, вырабатывали иммунитет к историческим фальшивкам. Свою роль здесь сыграло и чтение «2000», газеты, которую он открыл вскоре после начала ее издания.

Когда в марте 1999 г. НАТО начало «гуманитарные бомбардировки» Югославии (так их определил выдающийся гуманист, правозащитник и борец с тоталитаризмом экс-президент Чехословакии Вацлав Гавел), инициативная группа из МГУ организовала сбор подписей ученых всего мира под письмом протеста на имя Билла Клинтона. Пустовалов был в числе сотрудников ФТИНТа, кто подписал это письмо.

Югославии сочувствовали практически все, но подписать письмо решились немногие — для этого требовалось определенное гражданское мужество. Дело в том, что в то время долг по зарплате в академических институтах Украины достиг 8 месяцев, и это при издевательски малых размерах невыплаченных зарплат. Но материальное положение большинства ученых ФТИНТа было гораздо лучше, чем в среднем у их украинских коллег. Причина заключалась в уникальной ситуации, временно сложившейся вокруг института: фтинтовцы жили тогда не на зарплату, а на гранты, получаемые по линии многочисленных фондов: Сороса, НАТО, Европейского сообщества и т. д. С разгромным счетом исследовательские группы ФТИНТа побеждали конкурентов на независимых международных конкурсах, где распределялась помощь ученым на постсоветском пространстве.

Пустовалов был в числе активных грантополучателей, но не стал потерявшим совесть «грантоедом». Люди боялись, что, подписав письмо протеста, тем самым они могут попасть в базы данных «неблагонадежных лиц» и накликать на себя неприятности. Например, отказ в получении визы...

Эволюция взглядов Пустовалова во многом напоминает мучительную трансформацию воззрений философа Александра Зиновьева. Его Пустовалов глубоко уважал, интересовался творчеством, особо ценя патриотизм этого политического эмигранта поневоле. В конце жизни Зиновьев с горечью признал: «Казалось бы, что победителя не судят. Но в отношении Сталина все делается наоборот: тьма пигмеев всех сортов прилагает титанические усилия к тому, чтобы сфальсифицировать историю и украсть это великое историческое деяние у Сталина и сталинизма. К стыду своему, должен признаться, что я отдал дань такому отношению к Сталину как к руководителю страны в годы подготовки к войне и в годы войны, когда был антисталинистом и очевидцем событий тех лет. Прошло много лет учебы, исследований и размышлений, прежде чем на вопрос «А как бы поступал ты сам, окажись на месте Сталина?» я ответил себе: я не смог бы поступать лучше, чем Сталин». (Зиновьев.Инфо)

Политика — это искусство возможного. Накануне последних парламентских выборов в ВР Виталий Валентинович с некоторой обескураженностью поделился итогом своих размышлений: «Получается, что голосовать на Украине не за кого, кроме как за коммунистов...» Этот неожиданный для него самого вывод Виталий Валентинович не раз повторял в кругу разных людей. А в его устах такие слова дорогого стоили!

Статья Пустовалова в «2000» сначала имела авторское название «Кристаллография в современной науке». Затем Виталий Валентинович решил, что акцент нужно сдвинуть из естест-венно-научной плоскости в плоскость общественно-публицистическую. Он переименовал ее так: «Кристаллография в современном мире».

Когда же увидел номер газеты с редакционным названием «Декристаллизация», его первоначальная реакция была резко негативной. В физике твердого тела вообще, и в кристаллографии в частности, термина «декристаллизация» нет. Слово это в принципе существует, но совсем в иной сфере — у пчеловодов. Декристаллизацией называют процесс деликатного нагрева загустевшего меда. Разогревать прошлогодний мед нужно очень аккуратно: так, чтобы он уже стал текучим и прозрачным, но еще не утратил своих полезных пищевых свойств. Никакого отношения к пчеловодству статья Пустовалова не имела. Привычка Виталия Валентиновича к строгости формулировок восстала против такой редакционной вольности.

Однако потом он сменил гнев на милость. Еженедельник «2000» — не научное издание. Здесь уместны игра слов и метафоры, пришедшие из науки. Так, метафорический эпитет «кристальный» (в отличие от термина «кристаллический») находится вне сферы научного обращения, но как был бы беден без него русский язык! Поэтому перечитав на страницах газеты свою не научную, а общественно-публицистическую статью, Виталий Валентинович смирился. Для читателя-неспециалиста, а писалось-то для него, так, может, лучше.

Увы, этой статье суждено было стать последней, которую он успел подержать в руках. Следующую свою статью в самом рейтинговом научном журнале Украины «Физика низких температур» он уже не увидел...

Если поделить «2000», умножится информированность!

От редакции

Уважаемые читатели! Мы помним и ценим выдающихся людей не только за их личные достижения, свершения и результаты — для многих из нас важно, чему можно научиться у замечательного человека.

Давайте последуем примеру Виталия Валентиновича Пустовалова: отнесите прочитанный вами и близкими номер «2000» в ближайшую библиотеку. Увы, многие из наших библиотек (особенно некрупных) в плачевном состоянии — и не могут позволить себе выписать широкий набор периодических изданий.

Помогите таким заведениям и их читателям — поделитесь с ними нашей газетой. Пусть это станет вашей личной социально-просветительной акцией!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Добить «Комбата»

Беспристрастная наука отличается от политической публицистики тем, что в науке...

Григорий Речкалов: забытый «третий лишний»

В год 75-летия Великой Победы исполняется 100 лет со дня рождения сразу трех выдающихся...

Ежели полыхнет Третья отечественная...

Никакие «нормандцы» за нас не будут ни «давить», ни воевать, ни...

Краснодонец Виктор Иванов: «Больно, что мы оставляем...

В Донбассе воюют братья. Это война в головах, и в этом наша большая беда и трагедия

Похоронка

Авиазавод, в состав которого вошли эвакуированные Киевский самолетостроительный...

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка