Февраль на паузе

05 Марта 2019 5

Февраль. Как писал поэт, «набрать чернил и плакать, писать о феврале навзрыд»… В феврале произошли события, по которым можно и плакать, и смеяться, но история равнодушна к нашим эмоциям. В истории есть свои закономерности, которые мы пытаемся понять, но пока не понимаем. Есть и какая-то связь между историей и нашими чувствами, которых мы тоже не понимаем.

Плакать хочется, когда думаешь о брекзите -- Британии вот уже не первый год нельзя выйти ни из ЕС, ни из брекзита. А конец февраля вполне можно считать смешным, если сосредоточиться на усилиях Трампа сделать Америку снова великой. И на Ханойском саммите. Между тем, если поставить любой политический процесс в условия реальной действительности, а не фантасмагорических иллюзий, ссылающихся на мнение неких авторитетов (а те в свою очередь ссылаются на других не менее авторитетных экспертов), то загадок станет меньше. Или они исчезнут вообще. Куда же было ехать Трампу в поисках успеха, если не к Ким Чен Ыну?

Дональд Трамп и лидер КНДР Ким Чен Ын провели расширенные переговоры в Ханое 28 февраля, во второй день американо-северокорейского саммита, и согласовали три пункта совместного документа – т.н. Ханойской декларации. Примерно через четыре с половиной часа после начала переговоров Трамп и Ким Чен Ын ушли, отменив рабочий обед и церемонию подписания совместного соглашения, которые были указаны в расписании саммита.

Трамп добирался до Ханоя с двумя дозаправками почти сутки. Перелет ценой в три миллиона долларов -- так его оценили американские конгрессмены. Вояж получился кругосветным, поскольку, прежде чем оказаться во Вьетнаме, Трамп посетил ряд стран. А случившийся конфликт в Индостане убедил его возвращаться домой через Тихий океан. В итоге и возникла кругосветка.

Чен Ын на своем бронированном поезде ехал через две границы 66 часов, а саммит длился несколько часов – ну разве это не смешно?

На исход ханойских переговоров повлиял и вооруженный конфликт между Индией и Пакистаном. В Исламабаде и Дели видят, что обладание ядерным оружием не только укрепляет их законное место в мире, но и обеспечивает надежное средство противодействия реальным угрозам. Мало кто верит, что Ким когда-нибудь откажется от ядерного оружия.

Ханойский саммит Дональда Трампа и Чен Ына ключевые СМИ США, контролируемые демократами, приговорили к провалу заранее. Однако это не совсем провал даже для Трампа. А для Чен Ына встречу вообще можно считать успешной. Есть ощущение, что и команда Трампа вполне удовлетворена сложившейся ситуацией.

Трамп: Ким «писал мне красивые письма. Это великолепные письма. У нас с ним любовь». Лидер США назвал саммит продуктивным и выразил надежду на успешное многолетнее сотрудничество с Ким Чен Ыном.

И это не просто фигура речи. Для него, безусловно, лучше, чтобы саммит в Ханое закончился ничем (так и произошло), чем если бы Ким официально выдвинул свои условия.

Да, Ким хочет отмены санкций. Но не только. Например, потребовал бы он вывода американских войск из Южной Кореи. И еще много чего в этом духе. А Ким все равно выигрывает, поскольку сохраняет ядерное оружие (если оно у него действительно есть) и вообще хорошо себя чувствует.

Анализ политических событий требует соотносить их с некими объективными процессами, происходящими в мире. В зависимости от того, какие именно процессы мы считаем объективными (т.е. не зависящими от воли отдельных людей), такими и будут наши оценки. Еще нам необходимо иметь модели действующих процессов: экономических, политических и как бы метафизических.

Если мы считаем, что главным мировым процессом является прогресс (технический или социальный), тогда мы (совместно со всем как бы прогрессивным человечеством) должны ему способствовать. Как минимум -- подчиняться ему (прогрессу) и не препятствовать.

Но если вы считаете главным историческим процессом движение к справедливости, то вы заметите, что несправедливой является ситуация, когда мир состоит из условного глобального центра и условной глобальной периферии, которую центр эксплуатирует. И тогда вы будете оценивать происходящие в мире события именно с этой позиции.

Из многих объективных процессов обратим внимание на кризис западной модели глобализации, основанной на финансовой системе американского доллара. В момент своего наивысшего, казалось бы, торжества, когда эта система охватила весь мир, обнаружилось, что система уперлась в свои пределы, поскольку она требует непрерывного расширения рынков и экспорта капитала. А расширяться некуда -- все рынки и так ею охвачены.

Команда Трампа по факту выводит Северную Корею из списка как бы изгоев. И тем самым сильно облегчает себе жизнь, поскольку она в этом списке все равно никак не помещается ни с помощью сравнивания кнопок, ни даже с помощью авианосцев. Уж не кончилась ли на этом эпоха изгоев вообще и началась какая-то иная? Более эффективная.

Трампу заботиться о сохранении хорошей мины нужно больше, чем Чен Ыну, ведь тот, как минимум, может считать своим достижением то, что фактически проник, благодаря своей как бы «рукопожатости», в число официальных обладателей ядерного оружия. И выходить оттуда не собирается. Чем Ын использует сложившуюся ситуацию по полной программе.

Ханойский саммит комментировали и в Европе, хотя тему брекзита комментировали более пристально. Ограничивались сдержанными сообщениями о неудаче. А ведь процесс брекзита действительно самый важный, можно сказать, краеугольный момент современной мировой политики.

Причем, если считать, что мировая политика имеет хотя бы три слоя (нижний, наиболее скрытый, наиболее независимый процесс; более поверхностный и более чувствительный к индивидуальному воздействию и поверхностный, бутафорский слой), то брекзит наиболее объективный слой политики, отражающий, как в зеркале, всю суть мирового кризиса.  

Конец февраля уже назвали стратегической паузой, вызванной невозможностью сторон достичь решительного успеха ни на одном из направлений. Но мир продолжает радикально меняться. Накал конфликтов и геополитических споров остается высоким. Временное неустойчивое равновесие.

В Великобритании не прекращается парламентская битва вокруг брекзита. Звучат два радикальных предложения – объявить повторный референдум о брекзите (дескать, на этот раз правильный) и выйти из состава ЕС без сделки с Брюсселем. Тереза Мэй настаивает на варианте расставания с наднациональной структурой, который мало соответствует плебисциту. Условия выхода из ЕС лишают Британию права голоса в делах Европы при сохранении единого таможенного пространства.

Брекзит был предпринят с целью спасения Британии от погружающейся в кризис континентальной Европы, но убежать от него им не удалось: кризис это не территориальный, а системный. Он не снаружи – он внутри.

Потому главная проблема консерваторов совсем не в том, что они объявили досрочные выборы, хотя (по мнению некоторых) они не были к ним готовы. Как бы они к ним ни готовились, они все равно не смогут переломить господствующих в Британии (да и в Европе) негативных тенденций. Возможно, это был для них (и для Терезы Мэй) единственный шанс удержать ситуацию под контролем. И самим удержаться в седле.  Что будет совсем непросто, если придется балансировать в формате ситуативных коалиций.

Восток также находится на развилке. Кто может неожиданно воспользоваться этой вынужденной геостратегической паузой? А ведь кто-то может.

Эпицентр глобальной цивилизации двигался в истории последовательно из Средиземноморского бассейна в Атлантический. Ныне он (эпицентр) уже практически переместился в Тихоокеанский регион. Дальше ему двигаться некуда. Разве что снова возвратиться в Средиземноморье. Хотя в этом и есть определенный резон, поскольку все мировые деньги сосредоточились на Ближнем Востоке: в той же СА, в эмиратах (ну и в Китае), а все долги как бы сосредоточились на Западе. И что делать с этим перекосом -- это пока неясно. Но долго такой перекос существовать не может.

Один из главных итогов ушедшего года -- это практически определившийся (а в США уже свершившийся) курс ведущих стран Запада на смену целей и приоритетов властного истеблишмента. И на смену самого истеблишмента. По крайней мере, замены той его части, которая непосредственно обслуживала интересы глобального «фининтерна» и глобальной бюрократии в ущерб национальным интересам. В т.ч. в ущерб интересам США. Понимание этого ущерба пришло не сразу (и еще не ко всем), но процесс пошел... Пришло и понимание провала единственно правильной модели глобализации и как бы демократической унификации. Провалилась глобальная модель, в соответствии с которой монопольные производители безнаказанно подавляли слабых, максимально сокращая разнообразие не только товаров, но и возможностей. А потребители принуждались к ограничениям, диктуемым сокращением возможностей. Но пока – пауза.


Загрузка...

Ким Чен Ын назвал условия третьего саммита с Трампом

Лидер КНДР Ким Чен Ын заявил, что срыв переговоров с Соединенными Штатами повысил риск...

ЕС дал отсрочку Brexit до 31 октября

Лидеры ЕС на саммите 10 апреля приняли решение предоставить Соединенному Королевству...

Политика в исполнении легковесов

Так в истории было всегда: новые политические идеи (и несущие их политики) всегда...

Соединенное Королевство окончательно утвердило...

Решение о переносе выхода Соединенного Королевства из ЕС получило одобрение обеих...

Тереза Мэй беспокоится, что Brexit может не состояться

Ведь британский парламент уже трижды отклонил предложенный Мэй договор по сделке с...

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка