Музей «оранжевой» оккупации

№41 (433) 10 - 16 октября 2008 г. 10 Октября 2008 0

Открывать музеи сейчас модно. Особенно с политическим подтекстом и идеологической нагрузкой.

В Грузии, вдохновившей нашего президента на обзаведение музеем «советской оккупации» в Украине, готовятся сподобить музей «российской агрессии». Как сообщал Грузия-Online (25.09.08), об этом на заседании парламентского комитета по образованию и науке заявил министр культуры, спорта и охраны памятников Николоз Вачеишвили. По его словам, в такой музей будет переделан Дом-музей Сталина в городе Гори. Для участия в соответствующих работах приглашены литовские и польские специалисты, которые имеют хороший опыт в создании подобных музеев. «Это будет музей современных стандартов», — отметил министр.

Не сомневаюсь. В плане «современных стандартов». Там, где помогают литовцы и поляки, — по части стандартов с музеем «российской агрессии» осечки не будет. Двойных-тройных стандартов. Туда бы еще архивариусов из СБУ — какого-нибудь специалиста по переодеванию истории — и получится музей всем музеям музей! По «современным стандартам» — «переодетые эфэсбэшники» ровняют Цхинвал с землей.

Могу и от себя пару идеек подкинуть. Зурабу Церетели можно было бы заказать композицию на тему проявленного Саакашвили героизма во время посещения Гори (случайно ли именно это место выбрано для музея?) — Михо на коленях, укрытый бронещитами и телами охранников, грозно всматривается в небо. Конечно, поставленное кумом украинское оружие — танки, пушки, системы ПВО. Восковая фигура Кондолизы Райс. Эпическое полотно «Три богатыря демократии» (Ющенко— Качиньский— Адамкус на майдане в Тбилиси). Само собой, центральный экспонат — галстук Саакашвили, изжеванный в прямом эфире во имя защиты «демократических ценностей» и в знак протеста против «российской агрессии».

Ну да Бог с ним, с грузинским музеем «российской агрессии». Это было отступление в плане изучения новаторского опыта друзей по антироссийской Балто-Черноморско-Каспийской дуге...

В Украине, согласно завету президента, призвавшему недавно создавать побольше музеев, предлагаю создать музей «оранжевой» оккупации.

Предназначение музеев известно: собирать, хранить, исследовать, экспонировать — то, что помогает не стереть из памяти тот или иной исторический период, событие, явление. Исторический музей как хранитель прошлого. Как своего рода учебник истории, позволяющий реконструировать события и установить связь с прошлым. Пусть даже речь о недавнем прошлом.

Музей — это, конечно же, и рефлексия (от лат. reflexio — обращение назад; рефлексия есть обращение субъекта на свое знание или на свое собственное состояние; один из видов актов сознания, направленного на свое знание). Либо отображение сложившейся в обществе рефлексии, либо попытка вызвать новую, вполне конкретную рефлексию согласно замыслу устроителя музея. Например, музей «советской оккупации» — это рефлексия определенной группы лиц на советский период, а равно и попытка вызвать антисоветскую и антироссийскую рефлексию у посетителя.

В слове «оранжевый» (уже ставшем практически понятийным термином), так же, как и в слове «советский», заключена и своя идеология, и неповторимый способ госуправления, и субкультура — т. е. часть общественной культуры, свод определенных мировоззренческих ценностей группы людей, объединенных специфическими интересами.

Не секрет, что в Украине большинство не считают советский период «оккупационным». При этом, по разным соцопросам, до трети украинцев хотели бы вернуться в СССР. А уж сторонников близких отношений с Россией неизменно насчитывается не менее двух третей. О последнем упоминаю, ибо синонимами «совєтської окупації» часто выступают «московска/російська оккупація».

И если в принципе допустимы воплощения такой рефлексии, как «советская оккупация», в виде музеев, то и «оранжевая» оккупация, а равно и музеи, ей посвященные, тоже возможны. Лично я оккупацию («оранжевую») не беру в кавычки (в отличие от «советской», на которую я не рефлексирую как на оккупацию). Но здесь каждый может определить для себя сам — нужны кавычки или нет — в зависимости от своей собственной рефлексии.

Ибо к «оранжевому» периоду в жизни Украины многие относятся не просто резко отрицательно, но как к оккупационному. «Оранжизм» не без оснований многими воспринимается как чуждый режим, навязывающий свои ценности и порядки (не будет преувеличением сказать — для многих совершенно неприемлемые ценности и порядки), не воспринимающий мнение, позиции, взгляды значительной части страны.

Не говоря уж о том, что провозглашенные когда-то т. н. «идеалы майдана» — громкие слова о демократии, свободе, правах человека, построении правового государства вообще, о борьбе с коррупцией и т. д. оказались обманом даже для тех, кто в свое время срефлексировал на высокоматерчатые фразы «провідників нації» и прочих «месій» и пошел на площади скандировать «Ющенко — ТАК!»

Оттого представляется уместным и музей «оранжевой» оккупации. На память для себя. И в назидание потомкам. Негативный опыт — это ведь тоже опыт («сын ошибок трудных»).

Как бы он мог выглядеть? Само здание, конечно же, должно быть выкрашено в ярко-оранжевый цвет — чтобы издалека бросалось в глаза, порождало подспудную тревогу и предупреждало об опасности. С учетом имеющегося опыта, полагаю, рефлексии будут именно такие. Согласно тесту Люшера (психология цвета), оранжевый цвет возбуждает — пульс, давление крови и частота дыхания увеличиваются (тогда как, например, на темно-синий цвет нервная система реагирует обратным, успокаивающим образом). Видимо, не случайно в американской системе оповещения об угрозе оранжевый цвет означает «Высокий уровень террористической угрозы».

Пол внутри музея, я думаю, должен быть вымощен особой плиткой, специально изготовленной: на плитках должны быть статьи неоднократно растоптанных украинских Конституции и законов.

Главными экспонатами могли бы стать восковые фигуры «героев майдана». Можно даже на сцене — чтобы повыше «над народом».

Предвыборные проекты указов «демократического кандидата». И, конечно же, поствыборные, когда он уже сидел в президентском кресле (включая все четыре указа о разгоне парламента). Обязательно — резолюции конгресса США о принятии Украины в НАТО.

Майданные палатки... Оранжевые ленты, шарфики и прочая революционная мишура... Железные бочки, в которые лупили на майдане, извещая о «победе демократии»... Евангелие, на которое Ющенко клал левую руку, принимая самозванную «президентскую присягу»... Колючая проволка, которой обещали огородить Донбасс... Телевизор, беспрестанно передающий «чесні новини»... Образцы диоксина, найденные в Ющенко, — что за майдан без них... Макет Юлиной косы... Газовая колонка с ценником «$50/тыс. кубов» как напоминание о домайданных временах... Нацистский мундир Шухевича со звездой Героя Украины — как одно из воплощений последствий майдана... Прочие документальные свидетельства: ценники из магазинов, квитанции на коммунальные услуги (на газ и отопление — особенно).

Прямо при музее уместно открыть кафе «Грантоежка» — как напоминание о вкладе грантоедов в победу «оранжевой революции». Кухня — американская: гамбургер и прочая кока-кола. Расчет — строго в долларах США.

«Ні брехні!» — на этот стенд можно вешать фото любого героя майдана — не ошибешься.

Портреты многочисленных «любих друзів» под обобщающим названием «Корупції — ні!»

Доска Wanted. В реализацию известного лозунга «Бандитам — тюрьмы!» «Их разыскивает, но никак не разыщет милиция» (как вариант — «Их не разыскивает милиция»). Конкретных персонажей называть не буду — всем они известны, а кому неизвестны — пусть включит телевизор — увидит.

В разделе музея «Права человека» (кроме, безусловно, самого «гаранта» на центральном плане) — должны быть запечатлены для истории такие г-да, как Терминатор. Перечень «героев», отличившихся на поприще борьбы с правами человека, конечно, солидный.

Отдельное помещение следует предоставить под диораму «Большая Хоружевка». Дополнительно раскрывать философский смысл этой экспозиции, полагаю, не стоит.

И непременно нужна экспозиция «Пасека». Только пчел на этой «пасеке» не должно быть вообще. Ибо «оранжевые пчелы» не медоносят, а только пьют мед, выработанный другими (хотя пьют, конечно, не только мед). Поэтому на «пасеке» только трутни!

Звуковое оформление — безусловно, «Гринджоли». Постоянно должна звучать положенная на музыку речевка «Разом нас багато». Очень хорошо передает атмосферу «оранжевого» дурмана. Посетитель выйдет из музея с, как говорится, деревянной головой.

Это, конечно, только набросок, т. е. попытка передать замысел штрих-пунктиром.

Масштаб трагикомедии, связанной с «оранжевой» оккупацией, гораздо больший, и музей открывает перед каждым желающим необъятное поле для творчества — в соответствии с полученными впечатлениями.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Вздрогнем по маленькой

После огромных романов-эпопей, заполонивших предыдущее книжное обозрение, самое время...

Эволюция чтения в разнообразии носителей

Неужели пришло время утверждать, что электронная книга мертва?

Размер и значение

В нынешнем обозрении одна большая книга и три маленьких

С днем рожденья, сукин сын!

 Из 23 респондентов пятеро затруднились ответить, когда родился Пушкин, а 18 считали,...

Загрузка...

Поверх жанров

«Карта неба» испанца Феликса Пальмы — это, конечно, фантастика, но настолько...

Взрослые дети

Все книги в нынешнем обозрении так или иначе связаны с темой взросления

Смятение души

В строке «жанр» у всех четырех книг нынешнего обозрения имеется слово...

Частное и общее

Во всех четырех романах очередного книжного обозрения присутствуют любовь и политика,...

Лукаво прищурясь

Ни одну из этих четырех книг нельзя назвать юмористической, но все они написаны с...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка