Время внуков

№38 (875) 21 — 27 сентября 2018 г. 19 Сентября 2018 0

Владислав Троицкий вырастил в ЦСИ «Дах» новое актерское поколение, представителей которого он с нежностью называет внуками. К нынешнему сентябрю исполнители, чей средний возраст составляет около 25 лет, подготовили три спектакля по текстам KLIMа: «Парадоксы преступления», «Сон Алисы» и «Анна Каренина».

Персонажи Семена Кислого и Маруси Ионовой налаживают коммуникацию

За процессом работы над этими спектаклями можно было понаблюдать нынешней весной. Тогда в «Дахе» показали Slow-Art-Set, постановку, состоявшую из фрагментов доброй дюжины KLIMовских пьес. Теперь у каждого спектакля самостоятельная жизнь, но они все равно воспринимаются как единое целое. Во-первых, в основе всех трех — одна и та же драматургия KLIMа, в миру Владимира Клименко. Во-вторых, в них одна и та же режиссерская манера Троицкого (интересно, что Влад поставил по пьесам Владимира, своего друга и учителя, уже почти два десятка спектаклей). В-третьих, во всех постановках заняты практически одни и те же актеры, то бишь вышеупомянутые «внуки».

В «Парадоксах преступления» KLIM свел вместе русского и британского прозаиков, Федора Михайловича Достоевского и Гилберта Кита Честертона. Оба были философами-моралистами, оба задавались вопросами веры и неверия, оба размышляли о сущности и дозволенности убийства. Сцены из романа «Преступление и наказание» и сборника рассказов «Парадоксы мистера Понда» в спектакле перемежаются и дополняют друг друга. При этом исходными текстами классиков KLIM не ограничивается. Заданная тема развивается в причудливых вариациях, в диалогах, содержание которых растворяется в бесконечных повторах и приближается к абсурду.

Александр Мартыненко в ретро-эстетике; такое фото могло быть сделано сто лет назад

«Сон Алисы» — произведение целиком оригинальное, однако устроено оно по тому же самому принципу. С одной стороны, это лоскутное полотно, состоящее из диалогов и монологов, довольно разных по содержанию и настроению. С другой, фрагменты объединены рядом сквозных мотивов. Мотивом семейного конфликта на почве ревности. Мотивом ведущей в небо Авраамовой лестницы и стены, которая парадоксальным образом не поддерживает лестницу, а сама на нее опирается. Мотивом относительности, а порой и бессмысленности социальных ролей. Мотивом любви несколько абстрактного свойства, но вполне конкретного воздействия на действующих лиц и зрителей.

В «Сне Алисы», как и в «Парадоксах преступления», персонажи многократно повторяют одни и те же реплики, но в этом спектакле принцип рефрена используется и на другом уровне. Тут уместно упомянуть «Вечное возвращение», последний фильм ушедшей нынешним летом в вечность Киры Муратовой, где одни и те же сцены трижды повторялись в исполнении разных пар актеров. Троицкий использует тот же прием, который дает возможность почувствовать нюансы актерской игры, попутно подтверждает бихевиористское положение о том, что внешние обстоятельства важнее индивидуальных качеств, но при этом не на шутку испытывает зрительское терпение. Вспоминается язвительная фраза Франсуазы Саган: «Нет ничего скучнее чужих снов».

Есть, впрочем, фактор, который определяет восприятие спектакля не в меньшей степени, чем драматургия и режиссура. Речь об актерах, и тут я должен признаться, что, говоря о большинстве «внуков», напрочь теряю беспристрастность. Они какие-то на редкость красивые, безмерно обаятельные, удивительно естественные, поражающие спокойной уверенностью в себе. Будь автор этих строк вдвое моложе, влюбился бы без оглядки в каждую даховскую девочку и даже, несмотря на свою безнадежно гетеросексуальную ориентацию, в нескольких даховских мальчиков. Жаль, что к статье нельзя добавить еще десяток-другой фотографий — впрочем, даже самые удачные иллюстрации не передадут всех актерских качеств, сполна проявляющихся только в динамике.

Надежда Голубцова и Игорь Дымов в спектакле «Сон Алисы»

Они и впрямь как на подбор. Крошечная, почти исчезающая за аккордеоном Маричка Штырбулова, в которой детское простодушие сочетается с неколебимым ощущением женской правоты (кстати, массовый приход в «Дах» новой генерации начался именно с нее). Обладающий мощной харизмой и напоминающий внешностью молодого Золотухина Семен Кислый. Его постоянный партнер Игорь Дымов, проявляющий сумасшедший темперамент в роли Раскольникова; а вообще диалоги этой пары задают тон и «Парадоксам», и «Сну». Завораживает эротическая перекличка контрабаса с виолончелью: первый оседлала Надежда Голубцова, вторую — Маруся Ионова, обе то нежно-воздушные, то сущие ведьмы. И еще нельзя не заметить Александра Мартыненко — это же вылитый Эдриен Броуди.

В октябре «Дах» отправляется в долгие гастроли по Соединенным Штатам, потом планируются выступления в разных городах Украины, так что даты следующих показов «Парадоксов преступления» и «Сна Алисы» пока неизвестны. А вот «Анну Каренину» дважды сыграют как раз на нынешней неделе. Этот спектакль даховцы целиком еще не демонстрировали, но вошедший в Slow-Art-Set монолог Анны в исполнении Маруси Ионовой производил очень сильное впечатление. Характерно, что в романе такого монолога нет, его написал KLIM. Чем еще версия Владимира Клименко и Владислава Троицкого отличается от исходного текста Льва Толстого, можно узнать в пятницу и субботу, 21-го и 22 сентября.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка